Русское Информационное Поле
На главную
Архив
Общество и политика
Культура
Cеребряный век
Читалка
Публицистика
Казачьи вести
Соотечественники
Рецепт дня
Что в действительности сказал Путин на встрече с иностранными журналистами на ПМЭФ
Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/74223
Фото взято из оригинала статьи или из открытых источников


06.06.24
264
О президентских выборах в США
 
С.Накхул. REUTERS: Господин Президент, учитывая Ваше последнее взаимодействие с Президентом Трампом и с Президентом Байденом, не могли бы Вы представить своё видение того, кого бы Вы предпочли как кандидата для отношений между США и Россией, учитывая ту текущую войну, которая происходит сейчас на Украине?
 
В.Путин: Я уже говорил: все восприняли моё заявление по поводу господина Байдена с усмешками и увидели в этом какой-то скрытый даже «наезд» на Президента Байдена. Действительно, ведь он политик старой школы, и то, что ему не понравилось, он потом в известной степени начал меня даже атаковать. Я так и думал, что так и будет. Значит, я прав, он предсказуем. Это подтверждает только наши соображения о том, о чём я говорил.
 
Если так, по большому счёту нам всё равно. Потому что и господин Трамп, которого обвиняли чуть ли не в шпионаже в пользу России… Как мы понимаем, что это чушь полная, просто бред какой-то, это просто был элемент внутриполитической борьбы в отношениях между демократами и республиканцами. Нелепые обвинения в сторону Трампа. Это мы всегда и воспринимали как элемент внутриполитической борьбы в самих Соединённых Штатах. Потом это всё подтвердилось в результате всяких расследований внутри США. Никаких особых связей у нас с господином Трампом никогда не было.
 
Но фактом остаётся то, что он, как раз будучи президентом, начал вводить какие-то массированные санкции в отношении Российской Федерации. Он вышел из договора по ракетам средней и меньшей дальности. Это же при его президентстве было сделано.
 
Я говорю совершенно искренне, что после выборов что-то изменится на российском направлении в американской политике, я бы так не сказал. Мы так не думаем, думаем, что ничего, по сути, такого серьёзного не произойдёт.
 
То, что в Штатах происходит, вы все прекрасно знаете, что там происходит в ходе внутриполитической борьбы, они сжигают себя изнутри, своё государство, свою политическую систему.
 
(…) Хочу закончить отвечать на Ваш вопрос тем, с чего начал. Для нас конечный результат, как мы полагаем, большого значения не имеет. Мы будем работать с любым президентом, которого изберёт американский народ.
 
(…) Но, я думаю, Вы согласитесь со мной в том, что ведь Украина-то в Соединённых Штатах никого не интересует. Интересует величие Соединённых Штатов, которые борются не за Украину и не за украинский народ, а за своё величие и за своё лидерство в мире и ни в коем случае не хотят допустить какого бы то ни было успеха России именно потому, что считают, что в этом случае будет нанесён ущерб лидерству США. В этом весь смысл того, что делают США.
 
М.Романчик, Deutsche Presse-Agentur: Канцлер Шольц согласился на то, чтобы поставлять вооружение на Украину. Скажите, пожалуйста, если Шольц изменит своё мнение, как Вы это оцените? И как Вы думаете, что ждёт Германию? Вы как-то предупредили, предостерегали или угрожали, может быть, господину канцлеру, когда он принял решение поставлять вооружение Украине?
 
В.Путин: Почему Вы решили, что мы кому-то угрожаем? Мы никому не угрожаем, тем более главе другого государства. Это моветон, это нехороший тон.
 
У нас есть своя позиция по тем или другим вопросам. Мы знаем позицию европейских государств, в том числе и позицию Федеративной Республики, по поводу событий, которые происходят на Украине.
 
Все считают, что Россия начала войну на Украине. Но никто – я хочу это подчеркнуть, – никто на Западе, в Европе не хочет вспоминать, с чего началась эта трагедия. Она началась с государственного переворота на Украине, антиконституционного государственного переворота. Вот начало войны. Но разве Россия виновата в этом госперевороте? Нет. А разве забыли те, кто сегодня пытается обвинять Россию, что министры иностранных дел Польши, Германии и Франции приехали в Киев и поставили свои подписи под документом об урегулировании внутриполитического кризиса как гаранты того, что кризис должен быть завершён мирным, конституционным путём? Этого в Европе, в том числе и в Германии, предпочитают не вспоминать. А если вспомнить, то встаёт вопрос: почему же тогда руководство Федеративной Республики так же, как и другие подписанты этого документа, не потребовали от тех людей на Украине, которые совершили госпереворот, вернуться в правовое конституционное поле? Почему же они пренебрегли своими обязательствами как гарантов договорённостей между оппозицией и действовавшей тогда властью? Вот они и виноваты в том, что случилось, наравне с теми силами в Соединённых Штатах, которые провоцировали захват власти неконституционным путём. Разве не известно, что за этим последовало? Последовало решение жителей Крыма выйти из состава Украины, последовало решение жителей Донбасса не подчиняться тем, которые совершили госпереворот в Киеве. Вот начало этого конфликта.
 
А потом Россия предприняла все усилия, для того чтобы найти формулу урегулирования мирными средствами, и в 2015 году в Минске подписали так называемые Минские соглашения, которые, кстати говоря, были конституированы решением Совета Безопасности Организации Объединённых Наций. Это документ, который надо было бы исполнять. Нет, решили эту проблему закрыть вооружённым путём. Началось применение артиллерии, танков, авиации против мирных граждан юго-востока Украины. Почему-то об этом ни в Германии, ни в других европейский странах, ни в США – никто, повторяю, никто не хочет вспоминать. Ладно.
 
Мы способствовали подписанию Минских соглашений, но их, как выяснилось, никто не собирался выполнять. И бывший канцлер ФРГ, и бывший президент Франции публично об этом заявили.
 
Уважаемый господин Романчик, как это понимать? Они же сказали публично, что не собирались выполнять Минских соглашений, а только подписали, для того чтобы вооружить Украину и создать условия для продолжения боевых действий. Нас просто водили за нос. Разве не так? Как по-другому можно объяснить, что происходило?
 
Восемь лет мы старались добиться решения этой проблемы мирным путём. Восемь лет!
 
Мне когда-то бывший канцлер сказала: «Знаешь, в Косово, да, действовали мы тогда, НАТО действовала без решения Совета Безопасности. Но там же восемь лет проливалась кровь, в Косово». А здесь, когда проливалась кровь русских людей на Донбассе, – это что, не кровь, а водичка, что ли? Об этом никто не хотел ни думать, ни замечать этого.
 
В конце концов были вынуждены что сделать, когда на Украине действовавшие тогда власти заявили, что им не нравится ни один пункт Минских соглашений, а министр иностранных дел сказал, что выполнять не будем?
 
Понимаете, что на этих территориях деградация началась и экономическая, и социальная? Восемь лет. Я уже не говорю про убийства, постоянные убийства людей: женщин, детей и так далее.
 
Что мы вынуждены были сделать? Мы вынуждены были признать их независимость. Мы же не признавали почти восемь лет их независимость. Всё ждали, пока мы сможем договориться мирным путём и решить этот вопрос. Восемь лет! Когда объявили, что никаких мирных договорённостей реализовывать никто не будет, что мы вынуждены были сделать? Мы вынуждены были предпринять попытку вооружённым путём заставить их это сделать.
 
Ну не мы начали эту войну. Война началась в 2014 году после госпереворота и попытки задавить тех, кто не согласен с госпереворотом, с помощью пушек.
 
А теперь для людей, которые следят за международными событиями, за международным правом. Что произошло дальше, что мы сделали? Мы не признавали восемь лет. Когда поняли, что мирным соглашениям в Минске не суждено быть реализованными, что мы сделали? Я прошу внимания, пожалуйста, всех: мы признали независимость этих самопровозглашённых республик. Мы могли это сделать или нет с точки зрения международного права? Как говорит статья первая Устава ООН, могли. Это право наций на самоопределение. А международный суд ООН принял решение (оно же изложено на бумаге), что при решении вопроса о независимости и самостоятельности, если какая-то территория какой-то страны принимает такое решение, она не обязана обращаться в вышестоящие инстанции этого государства. Всё это было сделано в связи с Косово. Но есть же решение Международного суда ООН, там так и написано: если какая-то территория приняла решение о независимости, она не обязана обращаться в столицу за получением разрешения на реализацию этого права. Но если это так, а так написано в решении суда ООН, значит, эти непризнанные тогда республики – Донецкая и Луганская – имели право это сделать. Они это сделали, а мы тогда имели право признать эти республики? Конечно, имели. Ну а как же? Мы их признали. Потом заключили с ними договор. Мы могли заключить с ними договор или нет? Да, конечно. Договор предусматривал оказание помощи этим государствам в случае агрессии. Но Киев вёл войну против этих государств, которые мы через восемь лет признали. Восемь лет.
 
Мы могли их признать? Могли. И затем в соответствии со статьёй 51-й Устава ООН мы оказывали им помощь. Вы знаете, что бы кто здесь ни говорил, я и господину Гутеррешу то же самое рассказывал, прямо эту логику – шаг за шагом. Где здесь ошибка? Где здесь нарушения международного права? Их нет, этих нарушений, если говорить с точки зрения международного права.
 
Да, мы потом слышим ответ: ну всё равно вы напали. Мы не напали, мы защищались, чтобы всем было понятно. А первый шаг к войне сделали те, которые поощряли кровавый антиконституционный госпереворот.
 
Теперь по поводу поставок оружия. Поставки оружия в зону конфликта – это всегда плохо. Тем более если это связано с тем, что те, кто поставляет, не только поставляют оружие, а управляют этим оружием, и это очень серьёзный и очень опасный шаг. Мы же с вами знаем, и в Федеративной Республике это не отрицают (уж я не знаю, как это попало в прессу), когда генерал бундесвера обсуждает, куда и как им наносить удары: по Крымскому мосту или по каким-то другим объектам на территории России, в том числе на той территории, в принадлежности которой к России никто не сомневается.
 
(…) Я понимаю зависимость Федеративной Республики в области обороны, в области безопасности в целом. Я понимаю зависимость в области политики, информационной политики, потому что там, куда ни ткни, в какое-нибудь крупное издание (не знаю, где Вы работаете), но конечный бенефициар за океаном – какой-нибудь американский фонд. Слава богу, я аплодирую тем американским фондам и тем, кто проводит эту политику, – молодцы, что они так крепко держат информационную поляну Европы с точки зрения их интересов. Да ещё и стараются себя, уши свои не показывать.
 
Всё это понятно. Но влияние колоссальное, и сопротивляться этому очень сложно. Понятно. Но какие-то элементарные вещи – об этих элементарных вещах. Даже странно, что никто в сегодняшнем немецком руководстве не защищает немецкие интересы. Понятно – у Германии нет полного суверенитета, но немцы-то есть. Об их интересах надо подумать хоть немножко.
 
Смотрите: взорвали трубопроводы несчастные по дну Балтийского моря. Никто даже не возмущается – как будто так и надо. Мы поставляем, тем не менее продолжаем поставлять газ в Европу через территорию Украины. Мы же поставляем. Там было две трубопроводные системы, одну из них украинская сторона закрыла, вентиль завинтила, просто закрыла и всё, хотя оснований для этого никаких нет. Оставила только одну трубопроводную систему – ладно. Но через неё газ в Европу-то идёт, и европейские потребители получают этот газ. Через Турцию идёт по «Турецкому потоку», тоже наш газ идёт в Европу по «Турецкому потоку», и европейские потребители получают его.
 
(…) германская экономика (все это хорошо знают, не в обиду никаким другим европейцам) – это локомотив европейской экономики. Она будет чихать и кашлять – все остальные сразу заболеют гриппом. Экономика Франции сейчас тоже балансирует на грани рецессии, это всем хорошо известно. А если немецкая будет опускаться ниже, всю Европу затрясёт.
 
Я сейчас, знаете, не призываю к нарушению каких-то евроатлантических связей, не хочу, а то начнут (вы или не вы), кто-то услышит, что я говорю, скажут: вот он призывает к расколу евроатлантической солидарности. Нет, послушайте, у вас там есть, я считаю, ошибочная политика, просто грубая ошибка на каждом шагу. Я думаю, что и для самих Соединённых Штатов то, что сейчас происходит, – это ошибка большая, капитальная. Из-за желания сохранить лидерство, причём такими средствами, как они делают, наносят сами себе ущерб. Но для Европы-то это ещё хуже. Да, можно было сказать: «Мы вас поддерживаем здесь, здесь и здесь, но вот это наше. Послушайте, если мы подорвём свою экономику, всем будет плохо. Ни в коем случае нельзя этого делать, мы против, это табу, на это не покушайтесь».
 
Но сегодняшнее федеральное правительство и этого не делает. Я, честно говоря, даже иногда теряюсь, где логика такого поведения? Ну хорошо, собирались подорвать экономику России и полагали, что это произойдёт в течение трёх-четырёх, шести месяцев. Но все же видят, что этого не происходит. В прошлом году у нас рост экономики – 3,4 процента, в этом году в первом квартале текущего года рост экономики России составил 5,4 процента.
 
(…) Я не хочу никого обидеть, но уровень профессиональной подготовки тех людей, которые принимают решения, в том числе и в Федеративной Республике, на мой взгляд, оставляет желать лучшего.
 
К.Тальби. France-Press: Владимир Владимирович, мой вопрос тоже касается Украины. Почему до сих пор Вы не можете раскрыть, сказать нам количество потерь российских солдат в Украине в ходе боевых действий?
 
В.Путин: Если Вас только это и интересует, я могу сказать, что об этом, как правило, вообще никто никогда не говорит. А если говорят, то, как правило, извращают реальные цифры.
 
Могу Вам сказать совершенно уверенно, что наши потери, особенно если это касается, к сожалению, невосполнимых потерь, они, конечно, в разы просто меньше, чем с украинской стороны.
 
Могу точно назвать цифры тех людей, которые удерживаются обеими сторонами, короче говоря, находятся в плену. Наших солдат, офицеров на украинской стороне 1348 человек. Я знаю эти цифры, потому что мы работаем с ними каждый день. И совсем недавно, Вы знаете, был обмен: 75 человек поменяли на 75 человек. Украинских солдат у нас – 6465.
 
Вот примерно, если говорить о безвозвратных потерях, именно безвозвратных, то и соотношение такое же: один примерно к пяти. Вот из этого будем и исходить. Именно с этим, кстати говоря, и связана попытка провести тотальную мобилизацию на Украине, потому что очень большие потери на поле боя.
 
Знаете, это выглядит примерно так: по нашим подсчётам, в месяц украинская армия теряет 50 тысяч человек – это санитарные и безвозвратные потери, и то и другое, хотя безвозвратные и санитарные у них 50 на 50 примерно. И то, что сейчас проводится тотальная мобилизация, не решает проблем. Потому что, по нашим данным (из разных источников мы получаем), где-то примерно 30 тысяч [человек] в месяц они набирают, мобилизуют – насильственно, не насильственно, в основном сейчас, конечно, насильственно хватают на улицах. Желающих воевать там не много.
 
В прошлом, позапрошлом месяце где-то 50–55 тысяч, по нашим данным, они набрали. Но это не решает проблем. Знаете почему? Потому что вся эта мобилизация только закрывает потери, она вся идёт на восполнение потерь. И это такая кардинальная проблема, которая ведёт к понижению возраста мобилизации: сейчас с 27 [лет] вышли на 25.
 
Мы просто знаем с украинской стороны (там это секрет Полишинеля, там секретов вообще никаких нет): администрация США настаивает на том, чтобы поэтапно снижался порог с 25 до 23, потом до 20 лет, а потом до 18, или сразу до 18. Потому что сейчас уже требуют постановки на учёт 17-летних юношей. Это мы знаем наверняка: это требование со стороны администрации США к украинскому руководству, которое если можно считать руководством после того, как были отменены выборы.
 
Во всяком случае, – я говорил это недавно публично, по-моему, когда встречался с прессой, выезжая из Узбекистана после визита, – думаю, что администрация Штатов заставит сегодняшнее руководство Украины принять эти решения – понизить мобилизационный возраст до 18 лет, а потом от Зеленского избавятся просто. Но сначала всё это надо сделать, потому что это непростая история: закон надо принять, совершить определённые шаги.
 
Но это связано с большими потерями. Я сказал 50 тысяч, но это самый скромный подсчёт. 50 тысяч – то, что мы видим на поле боя. Если иметь в виду, что есть ещё потери, о которых мы знаем, что они есть, но не можем посчитать, они где-то в глубине, в тылу находятся, то на самом деле больше. Если о потерях.
 
Х.Санс Минготе, EFE: Вы знаете, что с завтрашнего дня и до воскресенья в 25 европейских странах проводятся выборы. И Вы знаете, что аналитики, эксперты, а также высокие представители и руководящие должностные лица европейских государств говорят о том, что Россия виновата в распространении дезинформации, для того чтобы дестабилизировать выборный процесс в Европе. Как Вы можете это прокомментировать? Как Вы считаете, российское Правительство стоит за этой кампанией дезинформации? Большое спасибо.
 
В.Путин: (…) Производная от состояния экономики – это положение в сфере социальной политики, в области доходов граждан, в области сохранения и создания новых рабочих мест, в области их потребления. Европейские страны же в целом благополучные государства. Основное, что волнует граждан – это их материальное благополучие. Но в результате политики подавляющего большинства стран Запада, в том числе европейских стран, это благополучие, к которому люди привыкли на протяжении десятилетий – оно, если не исчезает, то находится в зоне риска. Люди это понимают и чувствуют. На мой взгляд, это главная причина того, что традиционные политические партии так же, как и вся парламентская демократия, переживают тяжелые времена. (…_ Это первая часть.
 
А вторая заключается в том, что наши средства массовой информации по объему, по возможности воздействия на ту или иную аудиторию ни в какое сравнение не идут с возможностями западных средств массовой информации, и электронных средств, и печатных – каких угодно.
 
И если Вы спросите своего коллегу (я сейчас уже просто боюсь дать неточные цифры), то везде, где пытаются работать наши журналисты, везде им чинят препятствия, ну просто везде. Запугивают их сотрудников, закрывают счета в банках, отбирают транспорт – чего только ни делают. Это и есть свобода слова? Конечно, нет. Единственное, что делают наши представители средств массовой информации и Ваши коллеги российские, – рассказывают российскую точку зрения на те или иные процессы, которые происходят в мире, в нашей стране и в Европе. У нас разные точки зрения, но разве смысл работы средств массовой информации заключается в том, чтобы только обслуживать правительства? Даже если это точка зрения российского Правительства, разве мы не можем донести эту точку зрения до слушателей, зрителей и пользователей интернета в других странах? Разве это не есть свободное распространение информации, нравится она или нет?
 
Что нужно делать, когда информация не нравится или она кем-то считается необъективной? Нужно представить другую точку зрения и сделать это убедительнее, чем та, которая кому-то не нравится, а не закрывать средства массовой информации, в данном случае российские, которые постоянно подвергаются травле в Европе, и в Штатах практически то же самое. Да их всего-то одно-два, и те постоянно душат и давят.
 
(…) Вопрос не в том, что кто-то поводит какую-то злобную политику в отношении в данном случае Евросоюза. Вопрос в том, до какого состояния правящие круги ведущих европейских стран довели свою экономику, социальную сферу и как они проводят свою политику на международной арене, нравится это людям или нет. Повторю то, с чего начал: не нужно искать виновных на стороне, нужно разобраться в своих собственных действиях. Только это позволит провести правильный анализ, сделать выводы и что-то поправить. Если, конечно, кто-то считает, что нужно что-то поправлять.
 
С.Полли ANSA: Генеральный секретарь НАТО Столтенберг предложил, чтобы была предоставлена возможность Украине поражать цели на территории России оружием, которое поставляется из Европы. Европейские страны согласились с этой идеей и Соединенные Штаты. Не все, но Соединенные Штаты туда входят. В то же самое время в некоторых странах идет дискуссия об отправке военных советников и инструкторов.
 
В.Путин: С точки зрения наличия советников, инструкторов, то здесь новизны никакой нет. Они присутствуют на территории Украины. К сожалению, для них, несут потери. Я знаю это наверняка, это не специально делается, но в ходе боевых действий потери возникают. Правда, в европейских странах и Штатах это предпочитают замалчивать. Это первое.
 
Второе, что касается высокоточного оружия дальнего радиуса действия. Здесь нужно на две части разделить эту тему.
 
Первое. Это обычное оружие, система залпового огня, дальнобойное 70 километров и что-то подобное. Оно применяется давно. Действительно, украинские военнослужащие могут это делать самостоятельно. А что касается современных высокотехнологичных средств поражения, высокоточных и дальнего радиуса действия, таких как британский Storm Shadow или американский ATACMS, либо французские ракеты, здесь что можно сказать? Я об этом тоже уже говорил, кстати говоря, когда из Узбекистана уезжал.
 
ATACMS – 300 километров. Как они используются, как передаются? Вот они передали ракетную систему (Пентагон передал, американцы передали). Но как используется? Украинские военнослужащие не могут самостоятельно все сделать и нанести удары этой ракетой. Они просто технологически не в состоянии этого сделать. Для этого нужно иметь спутниковую разведку, потом, на основании этой спутниковой разведки (а это американская спутниковая разведка) сформировать полетное задание, а потом ввести его в ракетную систему. И тот военнослужащий, который рядом с ней находится, он делает это просто автоматически – кнопки нажимает. Он может даже не знать, что произойдет дальше.
 
В чем могут принимать участие украинские военнослужащие – не те, которые сидят и кнопки нажимают, а на более высоком уровне – в выборе цели. Они могут сказать, какая цель для них является приоритетной и необходимой. Но они не решают наносить удар по этой цели или нет, потому что, повторяю, формируется полетное задание и практики вводится оно только теми, кто поставляет это оружие. Если это ATACMS, значит, это делает Пентагон. Если Storm Shadow, значит, это делают британцы. Причем в случае с Storm Shadow еще проще. Простота заключается в том, что полетное задание вводится автоматически, без участия военнослужащих на земле, автоматом. Это делают британцы, значит, – вот и все.
 
А когда военнослужащие бундесвера думали о том, наносить удар по Крымскому мосту, либо по другим объектам наносить, они же думали сами. За них никто не думал, правильно? Они и собирались это делать. То же самое касается французских специалистов. Это делают западные специалисты.
 
Поэтому здесь у нас нет никаких иллюзий на этот счет. Что мы должны делать в ответ?
 
Первое. Мы, конечно, будем совершенствовать наши системы ПВО. Будем их уничтожать.
 
Второе. Мы думаем на тему того, что если кто-то считает возможным поставлять такое оружие в зону боевых действий для нанесения ударов по нашей территории и создания проблем для нас, то почему у нас нет права поставлять наше оружие такого же класса в те регионы мира, где будут наноситься удары по чувствительным объектам тех стран, которые делают это в отношении России. То есть ответ может быть симметричным. Мы над этим подумаем.
 
Третье. Конечно, подобные действия будут окончательно, они и сейчас уже дошли до высшей степени деградации, но будут окончательно разрушать международные отношения и будут подрывать международную безопасность. В конечном итоге, если мы видим, что эти страны втягиваются в войну против нас, а это и есть их прямое участие в войне против Российской Федерации, то мы оставляем за собой право действовать аналогичным образом. Но, в общем, это путь к очень серьезным проблемам. Пожалуй, и все. Если у Вас есть какие-то наводящие вопросы, пожалуйста. Но я думаю, что вряд ли смогу что-то добавить.
 
С.Полли: Италия поддерживает Украину в политическом плане и в военном смысле, но заявляет также, что Италия не в состоянии войны с Россией. Я хотел бы, чтобы Вы прокомментировали позицию итальянского руководства.
 
В.Путин: Мы видим, что позиция итальянского правительства более сдержанная, чем политика многих других европейских стран, и мы, обращая на это внимание, соответствующим образом это оцениваем. Мы видим, что в Италии не раздувается пещерная русофобия, и мы это как бы тоже имеем в виду. Мы очень рассчитываем на то, что с Италией нам в конечном итоге, может быть, после того, как ситуация будет каким-то образом исправляться на украинском направлении, удастся восстановить отношения, и, может быть, даже быстрее, чем с какой-либо другой европейской страной.
 
Д.Джордан, Associated Press: Более двух лет тому назад Вы направили российские войска на Украину, как Вы говорите, для того, чтобы защитить русских граждан и также русскоговорящих граждан на Донбассе и обеспечить безопасность восточной границы России. С тех пор тысячи людей погибли с обеих сторон. Враждебные действия перекинулись даже на некоторые российские регионы. (…) Как Вы считаете, чего Москве удалось добиться за последние два года? И каким образом можно положить конец боевым действиям?
 
В.Путин: Первое, что мы сделали – это исполнили свой долг перед людьми, которые страдали от государственного переворота и последовавших за ним боевых действий на территориях юго-востока Украины. Мы признали права этих людей, которые проживают на этих территориях, защищать свои интересы, свои жизни и жизни своих детей. И это, на мой взгляд, основное.
 
Мы также показали и самим себе, и всему миру, что мы не только говорим о защите своих интересов, но мы делаем это и будем это делать, вне всяких сомнений. И с этим всем придется считаться.
 
Что касается второй части Вашего вопроса – что нужно сделать для того, чтобы прекратить боевые действия на Украине – Вам как представителю Соединенных Штатов могу сказать то, что когда-то сказал господину Байдену. Он мне когда-то прислал письмо, я ему в письменном виде ответил: если вы хотите прекратить боевые действия на Украине, перестаньте поставлять оружие, и эти действия прекратятся в течение двух, максимум трех месяцев. Вот и все. Это первое.
 
Второе. Мы призываем никому не мешать возможному мирному процессу.
 
Уважаемый господин Джордан, я вынужден сейчас напомнить то, что происходило в конце 2022 года. Ведь мы же договорились с Украиной о том, что мы готовы подписать с ними соглашение, которое отвечало на несколько ключевых вопросов.
 
Первый вопрос для Украины – это система обеспечения ее безопасности. И Украина в проекте этого соглашения прописала это таким образом, что она не является членом НАТО, она придерживается нейтралитета, но обеспечение безопасности прописано таким образом, что это очень близко к Уставу НАТО, 4-й и 5-й статьям Устава НАТО.
 
(…) То же самое касалось интересов России. Это, повторяю еще раз, нейтральный статус Украины, невступление ее ни в какие блоки. Это ограничение в известной степени вооружений и так далее, и это, безусловно, то, в чем заинтересована Российская Федерация.
 
Кроме этого, как Вы помните, мы говорили о денацификации Украины. И я был очень удивлен, когда меня начали спрашивать: «А что же такое денацификация?» Это запрещение на законодательном уровне пропаганды нацизма. Как ни покажется странным, но и здесь у нас нашлась общая платформа так же, как и по другим ключевым вопросам, необходимым для урегулирования этой кризисной ситуации мирным путем. И если руководитель переговорной группы со стороны Украины под выдержкой из этого большого соглашения поставил свою подпись, парафировал этот документ, я думаю, что это свидетельствует о том, что это устраивало в целом украинскую сторону. А если мы это приняли, значит, это в целом устраивало и Россию.
 
Я не хочу Вас ставить в какое-то сложное положение, но тем не менее задам риторический вопрос: зачем же господин Джонсон приехал в Киев и рекомендовал выбросить этот договор в помойку? Зачем же он поставил перед своими украинскими коллегами цель добиваться победы на поле боя, добиваться стратегического поражения России?
 
Украинская сторона, ее официальные лица публично заявили о том, что если бы они подписали этот договор окончательно, то война прекратилась бы еще в конце 2022 года. Это не мы сказали, это сказали украинские официальные лица в Киеве публично.
 
У меня риторический вопрос: зачем надо было мешать нам с Украиной подписать этот договор? Могу только предположить, что кому-то хотелось добиться тех целей, которые они ставили перед собой на российском направлении своей внешней политики именно подвести дело к разрушению России, к тому, чтобы любой ценой добиться стратегического ее поражения и так далее, и так далее.
 
Вы меня спросили, что же нужно делать. Надеюсь, что я дал достаточно полноценный ответ. Когда у вас будет такая возможность поговорить с руководством своей страны, спросите, пожалуйста, их: зачем вы помешали заключению мирного договора между Россией и Украиной?
 
(…) А то, что господин Джонсон приехал и сделал это не только по собственной инициативе, но, уверен, при поддержке Администрации США, в этом у меня сомнений нет никаких.
 
Продолжение следует.
 



Последние
В больнице Львова после покушения умерла политик Ирина Фарион 20.07.24   69 /
Экс-депутат Рады Ирина Фарион умерла в больнице после покушения 20.07.24   68 /
Шольц: РФ должна быть на следующем мирном саммите по Украине 20.07.24   43 /
Оппозиция: правительство по локоть засунуло руки в карманы населения 20.07.24   43 /
Новое правительство повысит налог с оборота и подоходный налог до 24% 20.07.24   39 /

Реклама
Лучшее за неделю
50-летний Кори Компараторе прикрыл собой от пуль свою семью 15.07.24   243 /
ФБР: Стрелявший в Трампа действовал в одиночку 15.07.24   225 /
Война на Украине. Кто управляет миром, не привлекая к себе внимания 14.07.24   193 /
Кремль: Европейские столицы - потенциальные жертвы 13.07.24   192 /
Врезультате израильского удара в Газе погиб 71 человек. Израиль заявляет, что целью атаки был военный лидер ХАМАС 13.07.24   191 /

Общество и политика
В больнице Львова после покушения умерла политик Ирина Фарион 20.07.24   69 /
Экс-депутат Рады Ирина Фарион умерла в больнице после покушения 20.07.24   68 /
Шольц: РФ должна быть на следующем мирном саммите по Украине 20.07.24   43 /
Культура
The mystery of two Igors — the Russian poet Severjanin and Count Caruso. 2 26.06.24   1123 /
Тайна двух Игорей — поэта Северянина и графа Карузо. 2 26.06.24   575 /
Миф о вампирах в Европе: как и когда он возник? 18.06.24   639 /
Cеребряный век
Числа. Видение пятое. 09.07.24   367 /
Картина. Видение четвёртое. 17.12.22   11309 /
Потолок. Видение третье 13.08.22   14489 /
Читалка
В память об Эдгаре Сависааре 30.12.22   11147 /
Похороны Брежнева. Фрагмент главы. 10.11.22   12213 /
War Diary of a Schizophrenic 10.11.22   12106 /
Публицистика
Война на Украине. Линия между свободой и Мордором 30.06.24   488 /
Война на Украине. Юридическое оформление «кривой оси» и ПТСР как проблема 24.06.24   644 /
Война на Украине. Fiumi di parole 17.06.24   832 /
Казачьи вести
Атаман СКВРиЗ Дьяконов: Братья, проснитесь! 11.04.23   8311 /
Решение Высшего Совета СКВРиЗ по делу казака Василия Ящикова 03.11.22   12849 /
Правка к проекту Устава СКВРиЗ (основная часть) 14.10.21   22562 /
Соотечественники
Война на Украине, а Координационный совет собирается обсудить конституционный юбилей в Эстонии 23.09.22   13652 /
Навстречу страновой конференции: информационное письмо члена КСРСЭ мздоимца Андрея Заренкова 22.09.22   14859 /
Координационный совет российских соотечественников в действии: навстречу страновой конференции 22.09.22   15245 /
Рецепт дня
Чисто английское меню. Камберленд и Вестморленд: сосиски, соус и паркин 24.04.21   27214 /
Чисто английское меню. Рецепты из "Хроник Нарнии" - экзотические и не очень 04.04.21   27301 /
Суп с ленивыми фрикадельками. Не рецепт. Лайфхак 08.12.20   28128 /