Русское Информационное Поле
На главную
Архив
Общество и политика
Из жизни
Культура
Публицистика
Читательская проза
Соотечественники
Казачьи вести
Интересности
Рецепт дня
Вышла в свет книжка Сергея Сергеева с короткими историями из «Молодёжки»
Источник: ruspol.net
Фото взято из оригинала статьи или из открытых источников


09.04.18
79
Главный редактор «Молодежки» Сергей Сергеев поделился с преданными читателями исчезнувшей газеты редакционными байками в книжке «Дом печали и радости». Это его вторая книга. Первая была посвящена байкам таллиннских таксистов.  
 
_______________
 
Ещё в 80-е годы прошлого века русскопишущие журналисты часто брали эстонские псевдонимы. Отчасти это происходило и потому, что признаком нехорошего тона было подписывать два материала в одном газетном номере одним и тем же именем.
 
У нас люди-оркестры были запрещены. Вот и становилась Аграновская — Арулаане, Шарубин — Кольком, Розенштейн избрал себе звучный псевдоним Аксель Крон. Толик Мазюк подписывался как Малев. Я так и называл его: Мазюк-Малев. А чего не Малевич? Тем более он связался с галеристами и занимался картинами, двигал наших молодых художников. Володя Фридлянд подписывался «А.Вовк», и я звал его Ангелиной и просил озвучить новости. Самый простой вариант — поменять местами имя и фамилию. Так появлялись Лев Марнин, он же Марк Левин, Т.Борин, он же Б.Тух, один товарищ и вовсе подписывался женским псевдонимом.
 
Кстати, не рекомендовалось подписываться знаменитыми именами. В этом ряду отличился фанат охоты и рыбалки, великолепный рассказчик и стилист Станислав(Стас) Давыдов. Какую-то из своих заметок ему пришлось подписать — Станиславский. Великое имя забраковали, замену никто не проверил, и поутру в свежей газете красовалась гордая подпись «Стасов». Право слово, можно было поскромнее.
 
В семидесятые годы в советское журналистике было негласное правило. Материалы подписывались не полным именем и фамилией, а только инициалом и фамилией. Первыми исключениями стали корифеи из «Литературной газеты».
 
Мы тоже были не лыком шиты. На работу в одну из республиканских газет по блату приняли молодую журналистку со звучным именем Бэлла и не менее звучной фамилией Ледовитая. Она стала нашим Гагариным — ей разрешили использовать полное имя, поскольку после первой же публикации шеф той газеты был вызван на ковёр и получил по полной. В это время вся страна корчилась в конвульсиях. Не каждый день удаётся прочесть заметку о комсомольских подвигах от Б.Ледовитой.
 
Вернусь на полстранички к моему приятелю и коллеге Владимиру Аркадьевичу Фридлянду. В молодые годы он работал таксистом, но тяготел к журналистике. Его небольшие заметки я читал в «Вечернем Таллине», который тогда писался с одним «н». Потом Железная леди взяла его в отдел комсомольской жизни, и товарищ Вовк уверенно поступью пошёл по газетной стезе. Все вроде бы было хорошо, только он с завидным постоянством выводил из строя личный состав: все женщины, работавшие с ним в отделе «комсомольской смерти», по очереди уходили в декрет. Нет, Володя был верным мужем и очень любил свою Лиду и двух мальчишек. Видимо, он излучал какие-то флюиды, помогавшие дамам уйти в долгосрочный отпуск.
 
_________
 
Я назвал эту книжку «Дом Печали и Радости». Постараюсь, в отличие от генсека, объяснить этот образ. Дом — это Дом печати на Пярнуском шоссе 67а. Радости — потому что мы были молоды и счастливы, мечтали и видели перспективы, у нас были молодые семьи, маленькие дети. У нас была уверенность в будущем и возможности выбора. И вот вам приличествующая случаю притча.
 
… Приходит в издательство писатель и приносит свой новый рассказ. Редактор читает.
«Он и она. Не выпить ли нам кофе, спросила она. Отнюдь, ответил он и стал ждать».
Какой великолепный рассказ, согласился редактор. Как удивительно показан мир интимных чувств. Но у Вас, батенька, нет в рассказе очень важной составляющей — не показан рабочий класс. Надо доработать.
 
После нескольких месяцев творческих мук. В том же кабинете и в том же составе.
«Он и она. Не выпить ли нам кофе, спросила она. Отнюдь, ответил он и стал ждать. А за окном двое рабочих копали канаву».
 
Какой великолепный рассказ! Какой интим! А как достоверно, без прикрас, можно сказать героически показан наш родной рабочий класс! Но у Вас, батенька, отсутствует главный принцип социализма. В рассказе нет веры в наше светлое будущее. Надо поработать ещё.
...Через полгода в том же кабинете.
 
«Он и она. Не выпить ли нам кофе, спросила она. Отнюдь, ответил он и стал ждать. А за окном двое рабочих копали канаву.
 
— Хрен с ней, — сказал один другому. — Докопаем завтра».
 
А в газете времени на раскачку и какое-то особое творчество нет. Газетная работа — это гонка.
 
Был этот Дом и домом Печали. Дело в том, что в годы нашей молодости уходило из жизни предпрежнее поколение журналистов — те мужчины и женщины, которые работали в пятидесятые-шестидесятые и которых мы в силу своей молодости и их преклонного возраста не застали в работе. Мы исправно ходили в актовый зал постоять в почётном карауле. Всего пять минут, а сколько мыслей пролетало о бренности бытия и временности всего сущего.
 
Среди нас лучше всех дежурство в карауле получалось у Эдика Альперовича. На его лице отражалась скорбь евреев всего мира. Я ему немного завидовал, поскольку научился стоять у гроба с каменным лицом. В один год мы проводили в последний путь из нашего печального дома не менее пятнадцати человек, кажется. Лицо Эдика навсегда приобрело скорбный вид.
 

Последние
Суд постановил вернуть Сависаару лишь 125 000 евро 18.02.19   18 /
Михаил Стальнухин обвинил Яну Тоом в развале русского гимназического образования в Нарве 18.02.19   28 /
Этический кодекс пишущего казака 16.02.19   46 /
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 11 15.02.19   146 /
Как крайне правые выбиваются в лидеры в Эстонии 15.02.19   128 /

Реклама
Лучшее за неделю
Димитрий Кленский: Довольно, Баста! 14.02.19   168 /
Координационный совет в действии. 5. Сочетание восклицательного и вопросительного знаков 12.02.19   162 /
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 11 15.02.19   146 /
«Белый мужчина глуп» — хроника распространения нового расизма 13.02.19   135 /
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 10 13.02.19   131 /

Общество и политика
Суд постановил вернуть Сависаару лишь 125 000 евро 18.02.19   18 /
Михаил Стальнухин обвинил Яну Тоом в развале русского гимназического образования в Нарве 18.02.19   28 /
Как крайне правые выбиваются в лидеры в Эстонии 15.02.19   128 /
Из жизни
В псковском доме престарелых освятили стиральные машины 18.04.18   1093 /
Роскомнадзор приготовился заблокировать Facebook до конца 2018 года 18.04.18   1127 /
Питерское СИЗО: Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту 18.04.18   1451 /
Культура
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 11 15.02.19   146 /
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 10 13.02.19   131 /
Игорь-Северянин. In atrium post mortem. 9 06.02.19   237 /
Публицистика
«Белый мужчина глуп» — хроника распространения нового расизма 13.02.19   135 /
Порошенко вошел в историю. На сей раз по-настоящему 17.12.18   608 /
Александр Невзоров: Каждый русский эмигрант мучительно думает, правильно ли он поступил, покинув Россию 15.10.18   805 /
Читательская проза
Литературный конкурс клуба ветеранов МВД 08.01.19   589 /
Главы из новой книги. О смерти 15.12.18   700 /
Главы из новой книги. Радио Таллинн 11.11.18   804 /
Казачьи вести
Этический кодекс пишущего казака 16.02.19   46 /
Рождение сверхновой: генерал казачества Геннадий Шмырёв 21.11.18   817 /
Верховному атаману СКВРиЗ Виктору Петровичу Водолацкому «Аксиос!» 18.11.18   795 /
Соотечественники
Координационный совет в действии. 5. Сочетание восклицательного и вопросительного знаков 12.02.19   162 /
Координационный совет в действии. 4. Пора поджоп! 11.02.19   194 /
Координационный совет в действии. 3. И бросили жребий… 10.02.19   238 /
Рецепт дня
Хрюшка в багровых тонах. Новогодний этюд 27.12.18   680 /
11 правил здорового питания, в которых вас обманули 08.09.16   2231 /
Суп из пива по рецепту Елены Молоховец 13.09.15   3309 /