Русское Информационное Поле
На главную
Архив
Общество и политика
Из жизни
Культура
Публицистика
Читательская проза
Соотечественники
Казачьи вести
Интересности
Рецепт дня
Игорь-Северянин. Хроника умирания. 5. Стареющий поэт. Фрагмент пьесы
Михаил Петров
Источник: ruspol.net
Фото взято из оригинала статьи или из открытых источников


20.12.18
1037
Сце­на де­ся­тая.
 
Про­жек­тор ос­ве­ща­ет пра­вый край сце­ны. Де­кабрь 1941 го­да. Клад­би­ще. Све­жая мо­ги­ла с де­ре­вян­ным кре­стом. Фе­лис­са и Ве­ра Бо­ри­сов­на.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Ес­ли бы я зна­ла, что он так бы­ст­ро ум­рет, то я бы при­вез­ла его в Той­ла.
 
Фелисса: По­че­му вы сра­зу не да­ли мне те­ле­грам­му?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Та­ко­ва бы­ла его по­след­няя во­ля: «Не тре­вожь­те Фе­лис­су».
 
Фелисса: Вы же ска­за­ли мне, что он боль­ше ме­ся­ца был без соз­на­ния.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он го­во­рил мне это еще в Усть–Нар­ве.
 
Фелисса: Я по­ни­маю это так, что вы зна­ли о ско­рой смер­ти Иго­ря, но все же по­во­лок­ли его в Тал­линн?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он вас дав­но уже не лю­бил.
 
Фелисса: И что из это­го?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он ушел от вас ко мне по доб­рой во­ле.
 
Фелисса: Как он умер?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Игорь умер лег­ко – во сне. Про­снул­ся но­чью, сел на по­сте­ли и го­во­рит мне: «Ве­руш­ка, у­едем вме­сте!» В смыс­ле ум­рем. Я ос­тол­бе­не­ла. По­том он сра­зу умер. А мне на­до жить, у ме­ня на ру­ках дочь. На­ша дочь.
 
Фелисса: Бред ка­кой–то!
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на (охот­но со­гла­ша­ет­ся): Да, на­вер­ное, это был бред – пред­смерт­ный бред, но я не могла уехать с ним.
 
Фелисса: Ска­жи­те мне че­ст­но, в эти го­ды, что Игорь про­вел с ва­ми, он был сча­ст­лив?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Мы бы­ли сча­ст­ли­вы впол­не, ес­ли бы не его бо­лезнь.
 
Фелисса: Мне го­во­ри­ли, что он был груб с ва­ми и да­же опус­кал­ся до ба­наль­но­го ру­ко­при­клад­ст­ва.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Гос­подь с ва­ми! Мы жи­ли друж­но.
 
Фелисса: Мне го­во­ри­ли, что он лу­пил вас пал­кой.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на (твер­до): Ложь! Но да­же ес­ли бы, ко­гда–ни­будь, – то это на­ше се­мей­ное де­ло. Игорь слиш­ком лю­бил свою дочь, что­бы из­би­вать ее мать.
 
Фелисса: По­ка я жи­ва, луч­ше вам об этом не бол­тать! Дочь Иго­ря Ва­ле­рия жи­вет в Той­ла. Ва­ша дочь – это ва­ша дочь. К Иго­рю она не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он на­зы­вал мою Ва­ле­рию зла­то­куд­рая доч­ка. Он так свет­ло ра­до­вал­ся ее ро­ж­де­нию!
 
Фелисса: Ме­ня вы не об­ма­не­те. Игорь был в здра­вом уме и ни­ко­гда бы не на­звал двух сво­их до­че­рей оди­на­ко­вым име­нем.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: От­ку­да вам знать был ли он в сво­ем уме?
 
Фелисса: Ах, вот как ставится вопрос! Значит, Игорь выжил из ума на старости лет? Впрочем, ва­ша Ва­ле­рия ро­ди­лась в 1932 го­ду, ко­гда мы бы­ли еще вме­сте.
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Это ни­че­го не до­ка­зы­ва­ет. Мы встре­ча­лись тай­но.
 
Фе­лис­са: Где встре­ча­лись, по­зволь­те по­ин­те­ре­со­вать­ся?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он про­сил со­хра­нить сча­стье на­ших сви­да­ний втай­не. Та­ко­ва бы­ла его по­след­няя во­ля
 
Фелисса: Ах, сча­стье! Так знай­те, что Игорь ни­че­го от ме­ня не скры­вал. За­чем же ему на­до бы­ло скры­вать сви­да­нья с ва­ми?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: За­тем, что он дав­но хо­тел уй­ти от вас, но бо­ял­ся скан­да­ла. Как мы лю­би­ли друг дру­га! Как мы вы­не­сли тяж­кое ис­пы­та­ние раз­лу­кой! Как он тос­ко­вал по до­че­ри!
 
Фелисса: Я знаю боль­ше, чем вы ду­мае­те.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Я то­же знаю, боль­ше, чем вы ду­мае­те.
 
Фелисса: Что же вы знае­те та­ко­го?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он вас дав­но не лю­бил. У не­го бы­ли ро­ма­ны на сто­ро­не. У не­го был ро­ман в Ки­ши­не­ве, у не­го был ро­ман в Юго­сла­вии, на­ко­нец, у не­го был ро­ман здесь, в Шмец­ке.
 
Фелисса: Бред ка­кой–то! Ес­ли у вас с Иго­рем бы­ла лю­бовь и об­щий ре­бе­нок, то за­чем ему бы­ли нуж­ны все эти ро­ма­ны на сто­ро­не?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Та­ко­ва бы­ла его во­ля! Он не хо­тел, что­бы вы до­га­да­лись о на­шей люб­ви и на­вре­ди­ли нам.
 
Фелисса: По­это­му он спал с дру­ги­ми жен­щи­на­ми?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: А от­ку­да вы знае­те, что он спал?
 
Фелисса: Так вы же са­ми толь­ко что ут­вер­жда­ли, что спал!
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Я ска­за­ла, что у не­го бы­ли фик­тив­ные ро­ма­ны, я не ска­за­ла, что он с кем–то там спал.
 
Фелисса: Вы ме­ня не за­пу­тае­те. Я знаю, ка­кой бы­ла ва­ша жизнь все эти го­ды.

Ве­ра Бо­ри­сов­на: Ин­те­рес­но знать ка­кой?
 
Фелисса: Быть мо­жет, он уже и не лю­бил ме­ня, но вас Игорь не лю­бил ни­ко­гда. Ни еди­но­го дня в сво­ей жиз­ни он не лю­бил вас. Это не он ушел от ме­ня к вам, это я его вы­ста­ви­ла из до­ма.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Ин­те­рес­но знать, по­че­му вы про­гна­ли его?
 
Фелисса: У ме­ня не ос­та­лось сил тер­петь ва­ши до­мо­га­тель­ст­ва и шан­таж – уто­п­люсь, по­ве­шусь, под по­езд бро­шусь... И по­том эти бес­ко­неч­ные вы­зо­вы на поч­ту к те­ле­фо­ну, еже­днев­ные те­ле­грам­мы с уг­ро­за­ми. Мно­го раз по­том я рас­каи­ва­лась в сво­ей ми­нут­ной сла­бо­сти, но вы го­ро­ди­ли од­ну ложь на дру­гую, воз­во­ди­ли од­ну не­ле­пи­цу на не­ле­пи­цу дру­гую. И я сда­лась. Я от­сту­пи­лась от Иго­ря под ва­шим бе­ше­ным на­по­ром.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Так я ви­но­ва­та в том, что он ме­ня лю­бил? Что умер он с мо­им, а не с ва­шим име­нем, на гу­бах?
 
Фелисса: Не лги­те мне, хо­тя бы у его гро­ба! Он мне пи­сал все эти го­ды, при­чем ре­гу­ляр­но.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на (в ужа­се): Пи­сал?! Все эти го­ды? За мо­ей спи­ной?
 
Фелисса: Имен­но, что за ва­шей! Я знаю о ва­шей со­вме­ст­ной жиз­ни столь­ко, сколь­ко не зна­ет ни­кто. Вы ду­ма­ли, что те­перь, ко­гда Игорь умер, не ос­та­лось и сви­де­те­лей? Мо­жет быть, это не вы до­мо­га­лись кро­во­сме­си­тель­но­го бра­ка с ва­шим род­ным дя­дюш­кой Ва­лерь­я­ном Дмит­рие­ви­чем? Ведь это ра­ди де­нег вы  дя­дюш­ку из Ту­ни­са пять лет на­зад вы­пи­са­ли? И в гроб его во­гна­ли не вы? Вот как вы лю­би­ли Иго­ря! Он обо всем пи­сал мне и под­твер­дил лич­но при встре­че.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на (спра­вив­шись с вол­не­ни­ем): Ложь, ложь и еще раз ложь! Пись­ма – это бы­ло на­ше об­щее ре­ше­ние. Он пи­сал вам, что­бы вы не вме­ши­ва­лись в на­шу жизнь, что­бы вы не раз­ру­ши­ли на­шу свя­тую лю­бовь. Ес­ли он вам пи­сал так, зна­чит, так бы­ло нуж­но. Толь­ко ис­то­рия на­шей бес­смерт­ной люб­ви да­ла обет мол­ча­ния. Слиш­ком мно­го зла и не­на­вис­ти бы­ло во­круг нас. На­до бы­ло та­ить­ся и скры­вать­ся, как мож­но на­деж­нее от вас, от мое­го му­жа. Бы­ло тя­же­ло и боль­но! Стра­ст­но хо­те­лось сво­бо­ды, све­та, не­за­ви­си­мо­сти, сча­стья, не при­дав­лен­но­го, не по­лу­за­ду­шен­но­го. Ина­че бы­ло нель­зя. И мы тер­пе­ли... Так дли­лось до по­яв­ле­ния на­шей до­чень­ки. То­гда от­кры­лась нам ши­ро­кая даль, свет­лая и чис­тая до­ро­га поя­ви­лась пе­ред на­ми. Мы по­ня­ли, что нам де­лать.
 
Фелисса: Ве­ра Бо­ри­сов­на, опять вы за свое! Ка­кая «до­ро­га»? Ка­кая «свет­лая даль»? Да вы Иго­ря так за­лас­ка­ли, что «лас­ка­ми» свои­ми в гроб за­гна­ли без­вре­мен­но!
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Ес­те­ст­вен­но по­рвать на­до с про­шлым, без­жа­ло­ст­но. Он вас уже дав­но не лю­бил. Ему на­до бы­ло ос­та­вить все, дать во­лю но­во­му чув­ст­ву, дать жизнь на­шей де­воч­ке!
 
Фелисса: По­че­му же то­гда вы не по­хо­ро­ни­ли его в се­мей­ной ог­ра­де? От­сю­да до нее все­го два­дцать ша­гов.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Та­ко­ва бы­ла его по­след­няя во­ля.
 
Фелисса: О чем вы го­во­ри­те? Вы же са­ми мне ска­за­ли, что, он хо­тел уме­реть в Той­ла. Вы еще со­жа­ле­ли о том, что не зна­ли, что Игорь ум­рет так бы­ст­ро, ина­че от­пус­ти­ли бы его уми­рать ко мне в Той­ла. От боль­шой люб­ви от­пус­ка­ют лю­би­мо­го че­ло­ве­ка уми­рать к не­лю­би­мой жен­щи­не?
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Вы не про­сто жен­щи­на – лю­би­мая или нет, вы – же­на. И брак ваш не рас­торг­нут офи­ци­аль­но. Да­же для нем­цев вы офи­ци­аль­ная вдо­ва, а не я. Ме­ж­ду тем все рас­хо­ды по ле­че­нию и по­хо­ро­нам лег­ли на мои пле­чи. Вы не по­мог­ли мне ни сен­том. Моя се­мья ку­пи­ла это ме­сто на клад­би­ще.
 
Фе­лис­са (оше­лом­лен­но): О смер­ти Иго­ря я уз­на­ла не от вас, а от со­се­дей. Бы­ло со­об­ще­ние по ра­дио. Я ед­ва ус­пе­ла по­лу­чить раз­ре­ше­ние на про­езд в Тал­линн. Гос­по­ди, да что это я оп­рав­ды­ва­юсь пе­ред ва­ми! Ведь по­лу­ча­ет­ся так, что по­ка он был здо­ров – был ну­жен, а как бо­леть и уми­рать, так на­до бы­ло от­пус­тить его в Той­ла, ко мне.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на: Он тя­же­ло бо­лел все эти го­ды, но я же не жа­ло­ва­лась вам.
 
Фелисса: За­то Игорь жа­ло­вал­ся на все свои бо­лез­ни и на вас то­же.
 
Ве­ра Бо­ри­сов­на (твер­до): Это ложь. Он лю­бил толь­ко ме­ня и свою дочь. Он хо­тел быть толь­ко с на­ми. Это он мне, а не вам на­пи­сал пе­ред смер­тью (дек­ла­ми­ру­ет):
Ты вли­лась в мою жизнь, точ­но струй­ка То­кая
В ос­корб­ляе­мый вод­кой хру­сталь.
И вздох­нул я сло­ва­ми: «Так вот ты ка­кая:
Вся та­кая, как на­до!»
(Пла­чет.) Фе­лис­са Ми­хай­лов­на! Бу­дем как се­ст­ры. Я бу­ду ра­бо­тать, бу­дем вме­сте вос­пи­ты­вать на­ших де­тей! Ра­ди Иго­ря! Ра­ди его свя­той па­мя­ти! (Об­ни­ма­ет Фе­лис­су.)
 
Фи­нал.
 
В ле­вом уг­лу сце­ны сла­бо ос­ве­ще­на фи­гу­ра Ва­си­лия Ви­таль­е­ви­ча. В пра­вом уг­лу сце­ны сла­бо ос­ве­ще­ны фи­гу­ры Фе­лис­сы и Ве­ры Бо­ри­сов­ны. Центр сце­ны у рам­пы ос­ве­щен фио­ле­то­вым све­том, де­лаю­щим че­ло­ве­че­ское ли­цо край­не не­ес­те­ст­вен­ным. Зву­чит пе­чаль­ная му­зы­ка. Из тем­но­ты мед­лен­но по­яв­ля­ет­ся фи­гу­ра, по­хо­жая на при­зрак Иго­ря  и за­ми­ра­ет в лу­че ин­фер­наль­но­го све­та.
 
Ге­ор­гий Ар­кадь­е­вич (го­лос за сце­ной): Су­во­ро­ва из Иго­ря не по­лу­чи­лось – в гроб не упа­ло ни сне­жи­нок яб­ло­но­вых, ни клас­си­че­ских роз. (Дек­ла­ми­ру­ет.)
 
Вы при­сни­лись мне, Игорь, – и ка­ким–то пе­чаль­ным,
По­жи­лым и пе­чаль­ным, в пе­не ред­ких куд­рей;
Чет­верть ве­ка ум­ча­лось; бы­ло юно­сти жаль нам, –
И сти­хов по­про­сил я по­но­вей, по­ос­т­рей.
 
И бес­тем­бро­вый го­лос, как хо­лод­ная пе­на,
Из ко­то­рой Ки­при­да от­ле­те­ла в ми­раж,
Мне ска­зал: «...ко­ро­ле­ва... и со­всем не Шо­пе­на...»
И скуч­ли­во до­ба­вил: «...не лю­бил ее паж...»
 
Все за­черк­ну­то сра­зу! Ки­сло­род­ный мой Игорь!
Чьим сти­хом пе­ред смер­тью на­ды­шать­ся б я мог!
Зна­чит, в вас то­же пе­пел, та же вы­цветь и вы­гарь!
Те же ги­ри на ли­ре и на серд­це за­мок!

Ин­фер­наль­ное ос­ве­ще­ние ме­ня­ет­ся на нор­маль­ное, и при­зрак об­ре­та­ет чер­ты Иго­ря. Из по­луть­мы в сво­ей ка­ме­ре на свет вы­хо­дит Ва­си­лий Ви­таль­е­вич. Свет, па­даю­щий на Фе­лис­су и Ве­ру Бо­ри­сов­ну ста­но­вит­ся яр­че. Вне­зап­но свет гас­нет.
 
За­на­вес.
 

Последние
Граждане РФ назвали союзников и врагов России 16.06.19   21 /
Скончался ветеран Великой Отечественной войны Владимир Петров 16.06.19   40 /
Выбран новый руководитель Международной федерации журналистов (IFJ) 15.06.19   41 /
В Финляндии начали искоренять шиповник, в Эстонии только планируют 15.06.19   44 /
Президент Кальюлайд не утвердила право Сил обороны Эстонии на тайную слежку 15.06.19   11 /

Реклама
Лучшее за неделю
Арнольд Рюйтель: не жившие в советское время не осознают рисков федерализации ЕС 10.06.19   206 /
США выдвинули Турции ультиматум: Русские С-400 или наши F-35 10.06.19   163 /
Русский мир или чего стоит империя 13.06.19   150 /
О чём не напишет Sputnik Eesti: окружной суд смягчил приговор члену Координационного совета Андрею Красноглазову 11.06.19   140 /
Новый подход британского спецназа к России: военные операции против России в странах Балтии 14.06.19   49 /

Общество и политика
Граждане РФ назвали союзников и врагов России 16.06.19   21 /
Скончался ветеран Великой Отечественной войны Владимир Петров 16.06.19   40 /
Выбран новый руководитель Международной федерации журналистов (IFJ) 15.06.19   41 /
Из жизни
В псковском доме престарелых освятили стиральные машины 18.04.18   3064 /
Роскомнадзор приготовился заблокировать Facebook до конца 2018 года 18.04.18   3151 /
Питерское СИЗО: Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту 18.04.18   3508 /
Культура
Артур Конан Дойль. 10 фактов о писателе, враче, журналисте и его героях 23.05.19   567 /
Комитет по реставрации памятника семейству Александра III – хулиган, «охранитель», «казаки»... 20.05.19   723 /
Viva da Vinci! — Франция и Италия отмечают год Возрождения 02.05.19   877 /
Публицистика
Отчёт о проделанной работе: сам создал себе трудности, сам их и преодолеваю, получилось, даже, вполне. 20.05.19   613 /
Протоиерей Игорь Прекуп. Ленточка преткновения 09.05.19   718 /
Бессмертный полк: погубят ли «принципы проведения» наш общенародный порыв? 22.04.19   1009 /
Читательская проза
Литературный конкурс клуба ветеранов МВД 08.01.19   2565 /
Главы из новой книги. О смерти 15.12.18   2692 /
Главы из новой книги. Радио Таллинн 11.11.18   2805 /
Казачьи вести
Этический кодекс пишущего казака 16.02.19   2036 /
Рождение сверхновой: генерал казачества Геннадий Шмырёв 21.11.18   2919 /
Верховному атаману СКВРиЗ Виктору Петровичу Водолацкому «Аксиос!» 18.11.18   2794 /
Соотечественники
13 срановая конференция соотечественников прошла, маэстро урезал марш 19.05.19   676 /
Навстречу 13 срановой конференции. 14. Повторение пройденного: cиндром Туранчокса 03.05.19   897 /
Навстречу 13 срановой конференции. 13. Zooтечественные непотребства повторены не единожды 01.05.19   1030 /
Рецепт дня
Чем дольше пища остается в кишечнике, тем больше в нем 11.03.19   1677 /
Хрюшка в багровых тонах. Новогодний этюд 27.12.18   2664 /
11 правил здорового питания, в которых вас обманули 08.09.16   4274 /