Русское Информационное Поле
На главную
Архив
Общество и политика
Из жизни
Культура
Публицистика
Читательская проза
Соотечественники
Казачьи вести
Интересности
Рецепт дня
Президент Керсти Кальюлайд: Без плана русская школа в Эстонии прекратит существование внезапно
Источник: https://rus.err.ee/887787/prezident-kaljulajd-detjam-ljubyh-nacionalnostej-nuzhno-predostavit-obrazovanie-na-jestonskom
Фото взято из оригинала статьи или из открытых источников


07.01.19
676
Интервью с Керсти Кальюлайд.
Фото: Интервью с Керсти Кальюлайд. Автор: Кайрит Лейбольд/ERR

Эстония пока не готова предложить детям всех национальностей эстоноязычные детсады и школы для обеспечения равных возможностей в обществе. Обеспечение таких возможностей должно стать одним из главных вопросов предстоящих выборов и следующих четырех лет политического цикла. Речь идет не только о русской школе, но и о всех, кто приехал в Эстонию из других стран, заявила президент Эстонии Керсти Кальюлайд в своем новогоднем обращении к жителям страны.

По словам президента, всем детям необходимо дать возможность добиться успеха.

"Безусловно, мы должны говорить о том, как прийти к единой эстоноязычной системе образования. Мы обязаны к ней прийти, - говорит президент, - Мы фактически приняли это решение, хотя о нем и не говорили, потому что в Эстонии не готовят учителей для русских школ. А значит, нам необходимо срочно договариваться – и я не думаю, что по всей Эстонии результат должен быть одинаковым – о том, как сделать так, чтобы дети в детсадах овладевали эстонским и могли учиться на этом языке в школах. Чтобы детям из иноязычных семей помогали в начальной школе группы продленного дня, чтобы дети могли учиться без помощи родителей, если родители не владеют – пока не владеют – эстонским. Все это нужно спокойно обсудить и спланировать. Без плана русская школа в Эстонии прекратит существование внезапно, в чем не заинтересован вообще никто".

Приводим текст интервью в полном объеме:

Добрый вечер. Поздравляю всех с Новым годом!

- Год назад в интервью ETV+ вы сделали заявление, которое моментально облетело все СМИ и стало настоящей сенсацией. Вы сказали, что месяц проживете в Нарве. Год позади. Назовите, пожалуйста, три цели, которые вам удалось реализовать в ходе поездки в Нарву.

- Прежде всего – для нарвитян год назад это не стало сюрпризом, потому что я говорила о том же самом почти два года назад. В Нарве шло строительство центра Vaba Lava, и мое обещание отталкивалось именно от того, что я видела: наше активное гражданское общество движется к тому, чтобы сделать что-то интересное и на востоке Эстонии. И мне это очень понравилось.

Я бы сказала, что на самом деле вовсе не была зачинщицей – напротив, я плелась в хвосте. Тартуский Новый театр, Vaba Lava – вот кто проявил инициативу и стал трудиться, чтобы Нарва – может быть, самый постиндустриальный город Эстонии, – обрела новое дыхание. Конечно, после этого возник проект культурной столицы, возник очень быстро – и стал сегодня, как я понимаю, дорог нарвитянам. Наверное, моя роль во всем этом заключалась в том, чтобы сделать эти движения более заметными, консолидировать внимание, но переоценивать ее все-таки не стоит.

Если конкретнее – каков же результат для Нарвы и Ида-Вирумаа? Возможно, самый конкретный результат – вот какой: в нарвском горсобрании мы очень душевно обсудили, насколько сложно понять ценностное пространство общественного сектора Эстонии, правовое пространство, если работать больше на русском языке. Нарвскому горсобранию, как мы знаем, очень много лет сложно было понять, почему необходимо работать на эстонском. Но, как мы увидели, все логично: если ты не читаешь юридические тексты на эстонском, если нет такой привычки, сложно понять, что такое, к примеру, "нарушение ограничения действия". А если стараться работать все-таки на эстонском, перемены наступят быстрее – и ты станешь частью культуры и ценностного пространства общественного сектора Эстонии. И избегать ошибок станет легче. Насколько я знаю, глава Нарвского горсобрания требует сейчас, чтобы депутаты выступали на эстонском, и чиновники горуправы тоже говорят по-эстонски. Спрашивать, конечно, можно и по-русски. Наконец-то процесс пошел. Это и есть конкретные результаты. Надеюсь, они будут устойчивы.

"Насколько я знаю, глава Нарвского горсобрания требует сейчас, чтобы депутаты выступали на эстонском, и чиновники горуправы тоже говорят по-эстонски. Спрашивать, конечно, можно и по-русски. Наконец-то процесс пошел."

Второй результат: нам удалось доказать, что и в горсобраниях Силламяэ, Кохтла-Ярве и Йыхви тоже можно говорить с людьми по-эстонски. Я говорила по-эстонски, мне отвечали по-эстонски, вопросы задавали по-эстонски. Я думаю, здесь, в Таллинне не знали и не понимали, насколько сильно изменилась ситуация с языком в Ида-Вирумаа. Осенью с нами поехали журналисты, они прилежно изучали обстановку, местную жизнь, говорили с людьми, видели: многие нарвитяне огорчены тем, что не могут отдать ребенка в эстоноязычную школу, они хотели бы, чтобы у него были такие же возможности, как у других, они ищут возможность, как это сделать, им нужна поддержка. Для многих это наверняка было новостью. Конкретный результат – то, что теперь это уже не новость.

И еще: я думаю, что у нарвитян, как и у других жителей Эстонии, есть право в течение недели или двух спокойно, в обычной обстановке говорить со своим президентом, видеть, как она покупает что-то в магазине или играет в боулинг, спрашивать, как у нее дела, беседовать с ней о том о сем. Я думаю, все это очень важно для нарвитян – но и для жителей других регионов, куда я довольно часто езжу. Разве что такого внимания эти поездки не привлекают.

- 2018 год - юбилейный для Эстонии и мероприятия проходили по всей стране. Какой момент в этом году был для Вас самым ярким?

- Тут все однозначно: 24 февраля. Это был очень красивый день. День, красота которого ощущалась по всей Эстонии – и в предыдущие дни тоже.

Потом стартовал изумительный Президентский поход в Аэгвийду. Я ощущала, что в тот день, в те выходные все думали о том, что произошло за эти сто лет, – и, надеюсь, люди приходили к выводу, что мы достигли чего-то такого, чего раньше у нас никогда не было. Речь и о нашем благосостоянии, об уровне наших доходов, но меня и тогда, и теперь занимает еще кое-что.

Да, Эстония вошла в группу богатых стран, однако нужно понимать, что мы как богатая страна обязаны заботиться, прежде всего, о слабых, о людях с ограниченными возможностями, о пожилых, чтобы они ощущали, что Эстония действительно богата, даже прежде всех остальных – потому что остальные могут трудиться, менять что-то к лучшему. А возможности этих людей более ограниченные. Мне немного грустно, что мы пока остаемся социально отсталой страной. И хотя произносится немало громких слов о том, как мы хотим больше помогать людям с ограниченными возможностями, но далеко мы пока не продвинулись.

"Да, Эстония вошла в группу богатых стран, однако нужно понимать, что мы как богатая страна обязаны заботиться, прежде всего, о слабых, о людях с ограниченными возможностями, о пожилых."

Наши местные самоуправления пока не понимают, что это именно их задача – оберегать семьи, воспитывающие детей с ограниченными возможностями, гарантировать, чтобы последняя фаза жизни пожилых людей была достойной. Дело не только в том, увеличилась ли в госбюджете статья расходов на детей с ограниченными возможностями, – хотя это тоже грустно, что она давно не увеличивалась. Наши местные самоуправления по закону могут делать в этой сфере все, что нужно. И они должны это делать. Но пока не делают. Надеюсь, дело сдвинется с мертвой точки.

- Как Вы прокомментируете ситуацию в здравоохранении? Новый конкурс на услуги Больничной кассы.

- Я думаю, Больничная касса, единственный заказчик услуг в этой сфере, должна поощрять конкуренцию на рынке здравоохранения. Мне кажется, это важно. Если посмотреть на секторы здравоохранения, в которых конкуренция разрешена, например, родовспоможение, – оно у нас на очень хорошем уровне как в частных клиниках, так и в государственных. Причина, по-моему, именно в том, что этот сектор тридцать лет жил по законам рыночной конкуренции. Так было все время. И этот вид услуг развивался. А виды услуг, которые не конкурировали с частным сектором, развивались, может быть, не столь успешно. Так что я поддерживаю конкуренцию. При этом я считаю, что всегда нужно брать в расчет опыт. Нельзя допускать, чтобы конкурсы выигрывали те, у кого нет никакого опыта, те, кто, по сути, покупает услуги у предыдущего поставщика тех же услуг и перепродает их с выгодой для себя. Условия конкурса должны быть таковы, чтобы подобного не было.

- Два года назад Вы заявили, что эстонское общество еще не совсем готово к мультикультурному обществу. С тех пор ситуация изменилась?

- Когда мы говорим о мультикультурном обществе, прежде всего следует уточнить, о чем именно речь. Мы говорим о том, что у нас живет много людей разных национальностей. Так было всегда. Уже декларация независимости Эстонии обращалась "ко всем народам Эстонии".

Почему мы не готовы, что я имела в виду два года назад? Мы сегодня не готовы – как не были готовы тогда – предложить всем живущим здесь детям всех национальностей эстоноязычные детсады, эстоноязычные школы, чтобы у них были равные со всеми возможности в нашем обществе. Такие возможности следует обеспечить. По-моему, это важнейший вопрос предстоящих выборов и следующих четырех лет политического цикла.

И мы говорим не только о русской школе Эстонии, мы говорим о детях тех, кто приехал к нам из ЕС, о том, что им тоже необходимо дать возможность добиться успеха. Безусловно, мы должны говорить о том, как прийти к единой эстоноязычной системе образования. Мы обязаны к ней прийти. Мы фактически приняли это решение, хотя о нем и не говорили, потому что в Эстонии не готовят учителей для русских школ. А значит, нам необходимо срочно договариваться – и я не думаю, что по всей Эстонии результат должен быть одинаковым – о том, как сделать так, чтобы дети в детсадах овладевали эстонским и могли учиться на этом языке в школах. Чтобы детям из иноязычных семей помогали в начальной школе группы продленного дня, чтобы дети могли учиться без помощи родителей, если родители не владеют – пока не владеют – эстонским. Всё это нужно спокойно обсудить и спланировать. Без плана русская школа в Эстонии прекратит существование внезапно, в чем не заинтересован вообще никто.

- Рассматриваются несколько вариантов: одни предлагают перевести сразу все образование на эстонский уже в ближайшее время. Появились разговоры о так называемой единой школе, когда ученики из эстонских и русских семей учатся под одной крышей. Существует и пилотный проект, где русские дети продолжают учиться на русском языке, но обещают через несколько лет сдать экзамен на уровень С1. Какой системе Вы сами отдали бы предпочтение?

- Как я уже сказала, в разных регионах Эстонии решения должны отличаться, потому что состав населения неоднороден. У нас есть регионы, в которых работает эстонская школа, туда ходят все дети, и никто не возмущается.

Есть регионы вроде Нарвы, там на улицах эстонский язык слышишь редко, и большая часть учеников эстонской школы на деле – из русскоязычных семей.

Одно решение для всех принять невозможно. Но, мне кажется, нельзя говорить, что мы должны договариваться о единой эстоноязычной школе Эстонии – это решение уже принято по умолчанию. Летом на Фестивале мнений было ясно – и сегодня об этом говорят одна за другой партии: они видят школьную систему Эстонии эстоноязычной. Следовательно, соглашение на широкой основе у нас есть.

Из бесед в Ида-Вирумаа – в школах, в детсадах, на улицах – я поняла, что наши иноязычные, русскоязычные граждане и соотечественники это соглашение поддерживают. Это вне всякого сомнения. Теперь необходимо, чтобы Министерство образования поддержало все это деньгами, а местные самоуправления сердцем.

"Нельзя говорить, что мы должны договариваться о единой эстоноязычной школе Эстонии – это решение уже принято по умолчанию."

Чтобы местные самоуправления вместе с Министерством образования выработали решение, которое подошло бы Силламяэ, Нарве, Тарту, Валга, Таллинну, разным регионам. Такие решения не должны быть одинаковыми. Но они должны вести к одному результату – качественному эстоноязычному образованию.

- Сменим тему. Правительство Юри Ратаса у руля уже более двух лет. Оппозиция нещадно критикует налоговую реформу, министры меняются часто. Как в Кадриорге относятся к деятельности правительства? 

- Я так скажу: в Эстонии с пятницы по понедельник в эфире идет много очень интересных передач с анализом политических событий, с выступлениями экспертов. Не думаю, что я могу что-либо к ним добавить.

- 11 ноября Вы заявили, что не поедете в Марокко на одобрение миграционного соглашения ООН, хотя сами его поддерживаете. Почему Вы решили выступить с заявлением в публичном поле? Не считаете ли Вы, что оно еще больше обострило ситуацию?

- Я думаю, не обострило, потому что общественность Эстонии быстро поняла: если я поеду в Марокко, то так или иначе не соблюду дух Конституции – в условиях, когда у парламента и правительства нет позиции. Я должна сказать, что когда разгорелась дискуссия, Министерство иностранных дел заверило нас, что позиция есть, что вопрос обсуждался как в правительстве, так и в парламенте. Потом выяснилось, что поддержки все-таки нет. Это логично, что глава государства не едет на конференцию в Марракеш, если не может выступить в поддержку миграционного пакта или объяснить, почему мы к нему не присоединяемся.

Да, я лично пакт поддерживаю – люди переезжают из одной страны в другую, эстонцы тоже работают за пределами Эстонии и Европейского союза. Я думаю, о миграционных потоках нужно говорить, нужно их направлять. В конце концов, и у нас никто не исключает, что, предположим, что-то случится на АЭС в Сосновом бору и у наших границ будет очень много людей, здоровью которых нанесен ущерб, женщин, детей... Куда мы обратимся? Конечно, к тем самым фондам ООН, которые оказывают помощь мигрантам и беженцам.

- Голосование в парламенте, да и вообще эта тема в обществе вызвали волну негатива. Почему у нас возникла такая неприязнь к чужому мнению, к оппонентам, и что с этим можно поделать?

- Люди тревожатся вполне обоснованно: устоит ли наша маленькая культура, державшаяся 5000 лет, в 21-м веке, в условиях, когда люди мигрируют, причем эстонцы отсюда уезжают, а люди других национальностей приезжают? Эта тревога обоснована. Наша задача, как она очерчена в Конституции, – ровно то, чего хочет эстонский народ: защищать эстонский язык и эстонскую культуру на этой территории. Мне кажется, это и есть тема дискуссии. Почему-то не удалось донести до всех людей вот какую мысль: если мы согласны с тем, что люди переезжают из страны в страну, значит, тем, кто отсюда уезжает, мы должны дать эстонское государство в Интернете, эстонскую школу, чтобы они не утратили родной язык, – а тем, кто сюда приезжает, мы должны дать эстонский язык. Вот каким может быть наш ответ.

"Если мы согласны с тем, что люди переезжают из страны в страну, значит, тем, кто отсюда уезжает, мы должны дать эстонское государство в Интернете, эстонскую школу, чтобы они не утратили родной язык, – а тем, кто сюда приезжает, мы должны дать эстонский язык. "

- Но все-таки почему агрессия при обсуждении этой темы захлестнула все вокруг? Возьмем, например, митинг перед парламентом.

Потому что людям тревожно. И у них много других тревог – та же социальная тема, с которой мы начали наше интервью. Катри Райк говорила, что когда она общалась с людьми на площади, спрашивала, почему вы сюда пришли, ей отвечали: потому что в нашем государстве слабая социальная система.

- Совсем скоро наступят выборы в парламент и Европарламент. И премьер-министр Юри Ратас уже заявил, что скорее всего нас ожидает грязная и безобразная предвыборная кампания. Какой прогноз дадите Вы?

Я бы хотела призвать всех говорить спокойно, концентрироваться на аргументах, воздерживаться от личных нападок в любых проявлениях – и, конечно, воздерживаться даже от метафорических призывов к насилию. Сегодня СМИ похожи на игру испорченный телефон, и барьер, отделяющий спор от драки, стал куда ниже. Но до драк доводить нельзя. Я думаю, это и есть главная ответственность политиков в грядущей кампании: вы, политики, отвечаете за то, что именно ваши последователи считают адекватным высказыванием. Это – ответственность нас как политиков.

- Поговорим о Брексите. После полного развода Евросоюза и Великобритании станет ли ЕС сильнее?

- Я думаю, очень многие поняли, что обвинять Брюссель во всех смертных грехах без последствий не стоит. Можно невзначай договориться до того, что окажешься за пределами ЕС. Все политики выучили этот урок – и принесли это знание домой. Я надеюсь, что многих Брексит побудил задаться вопросом: все ли граждане стран Европейского союза выиграли от роста благосостояния, который случился повсюду благодаря общему рынку ЕС? Достаточно ли равномерно распределяются эти блага? Да, экономический успех ЕС неоспорим, но когда страны переносят его, скажем, на образование или здравоохранение, далеко не везде это делается с одинаково хорошим результатом.

- Значительное число, в том числе и русских, абитуриентов уезжает на учебу в Великобританию. Что бы вы им посоветовали в нынешней ситуации - ехать или нет?  

- Я не знаю – и никто не знает, – каковы будут условия Брексита. Достигнутое ныне соглашение пока что не одобрено самой Великобританией. Однако семью либеральных демократических стран Великобритания не покинет. Люди из Европейского союза, и не только, учились там раньше – и будут учиться и впредь. Я в этом более чем уверена.

- Перейдем к теме Россия - Украина. После того, что случилось в Керченском проливе, Вы в очередной раз заявили, что речь идет о войне. После этого парламент Эстонии выступил с заявлением, осудив действия России, и проголосовал за ужесточение антироссийских санкций. Через некоторое время эта тема обсуждалась и в Брюсселе, но там не было принято аналогичное решение. О чем это говорит?

- Я думаю, Европейский союз толком не оправился от испуга, а то и шока от того, что Россия в принципе не соблюдает международные договоры, которые сама же и подписала. Чтобы привыкнуть к такому, нужно время.

После Грузии не было почти никакой реакции, после оккупации Крыма реакция была – и до сих пор остается единой. Когда Россия впервые открыто задействовала свои военные силы в Керченской операции, первоначальный шок был достаточно силен. Однако довольно быстро позиции консолидировались, все понимают, что так нельзя, поведение России неадекватно. Но у нас по-прежнему нет идей, как поведение России изменить.

- О чем говорит тот факт, что Германия и Франция выступили против ужесточения санкций?

- Но и отменять уже действующие санкции никто не желает.

- Если говорить об отношениях между Эстонией и Россией, есть ли какое-то общее поле для встречь, переговоров, если не иметь ввиду пограничный договор и культуру?

- На самом деле мы с Россией довольно плотно сотрудничаем. В нынешнем финансовом периоде есть общая программа Европейского союза и России на 30 млн евро, это немало. Есть сотрудничество в сфере пограничного контроля и культуры. В нашем Нарвском колледже учатся студенты из России, и так далее. Мы активно сотрудничаем на низовом уровне, и нельзя об этом забывать. Что до всего остального – я всегда считала: даже если заранее известно, что по каким-то вопросам договориться особо не удастся, разговаривать все равно нужно.

"Даже если заранее известно, что по каким-то вопросам договориться (с Россией, прим. ред.) особо не удастся, разговаривать все равно нужно."

- В июне планируется протестировать выход Балтийских стран из энергетического кольца БРЭЛЛ. Стоит ли перед этим провести какую-то встречу, может быть на уровне министров, между Эстонией, Латвией, Литвой, Россией и Белоруссией?

- Это чисто технический вопрос – как произойдет выход Эстонии, Латвии и Литвы из электрического кольца БРЭЛЛ. Мы знаем, что тут нет какой-то большой проблемы для энергосистемы северо-западного региона России. За последние тридцать лет она существенно укрепилась, большие электростанции соединяют мощные сети. Для России технической проблемы здесь нет. Конечно, технические детали обсуждаются руководством всех сетей. Присоединение Эстонии, Латвии и Литвы к центральноевропейской сети должно пройти спокойно, так, что ни один потребитель этого не заметит.

- Кампания Эстонии по избранию в состав непостоянных членов ООН продолжается. Вы тоже участвуете в этой кампании и побывали в таких странах, как Сенегал и Бенин. На кампанию тратятся сотни тысяч евро, а каков результат на выходе? Ведь Россия, США и Китай все равно будут использовать свое право вето.

- Эстония принадлежит к странам, которые считают, что предложение Франции отказаться от права вето в случае геноцида – правильная идея.

Эстония принадлежит к странам, которые уверены: у Африки, проблемы которой обсуждаются в ООН чаще всего, должен быть постоянный представитель в Совете безопасности.

Эстония принадлежит к странам, которым нужна сильная сеть друзей по всему миру, потому что известность сама по себе – гарантия безопасности.

Эстония принадлежит к странам, экономика которых зависит прежде всего от экспорта.

Может быть, телезрители этому и удивятся, но именно визиты в страны Африки показали, что эстонские бизнесмены очень сильно интересуются тамошними рынками – и не просто интересуются, но и заключают договоры.

- Сменим тему. Какой урок следует извлечь из скандала с отмыванием денег через эстонский филиал банка Danske?

- Я надеюсь, что финансовая инспекция Эстонии в сотрудничестве с Европейской банковской организацией, с Европейским центробанком, с другими финансовыми инспекциями доведет это дело до конца – и мы поймем, как нам в дальнейшем защищать банковскую систему, следует ли ужесточать действующие в Эстонии требования к филиалам иностранных банков. Подчеркну: не к местным банкам. Как сделать так, чтобы действующие в ЕС маленькие филиалы больших банков контролировались столь же тщательно, как крупные финансовые учреждения на родине, чтобы в филиалах не происходило ничего странного? В итоге мы становимся умнее. Я могу утверждать: деятельность финансовой инспекции Эстонии, Килвара Кесслера и его коллег высоко оценена в Европе. Именно в части того, как прозрачно и честно они подошли к этому случаю.

- Продолжая тему Danske, задам Вам вопрос дилетанта. Есть Эстония, есть банки, есть политическая система и правительство - назовем их политической крышей - которые следят за тем, чтобы все было под контролем. С 2007 по 2015 годы, по данным СМИ, через эстонский филиал прошло 200 млрд евро. Вопрос к Вам, как к человеку, разбирающемуся в экономике: возможно ли провести за год 30 млрд через филиал (сумма превышает годовой бюджет Эстонии в три раза) так, чтобы политическая крыша этого не заметила?

- Начну с того, что в Эстонии нет политической крыши над банковской системой. Прошу меня простить, но абсурдно считать, что система работает именно так.

В Эстонии есть центробанк, независимость которого гарантирована законом, есть финансовая инспекция, она тоже независима. Она финансируется участниками рынка, как и в любой другой стране, но ее независимость также защищена законом.

Эстонская финансовая инспекция годами делала замечания, указывала, что не все в порядке, и датская финансовая инспекция об этом знала. Она не сделала всего того, что должна делать в таких случаях. Да, о проблеме было известно, мы проинформировали о ней финансовую инспекцию Дании. Мы осуществляли свой надзор. Нельзя сказать, что его не было. У меня нет оснований считать, что с этим делом могли быть каким-то образом связаны люди, которые входили в совет финансовой инспекции и являются политиками. Утверждать такое – абсурд, я даже не могу это комментировать. Финансовая инспекция действует независимо.

- В своих прежних интерью вы достаточно критично высказывались в отношении некоторых предложений Фонда госреформы. Например, по изменению роли премьер-министра или по уменьшению числа депутатов парламента. В чем основное зерно Вашей критики?  

- Я хочу знать, какую именно проблему мы решаем. Какая проблема решится, если в нашем парламенте вместо 101 депутата будет 91? Что это за проблема? Я этого не поняла до сегодняшнего дня.

Что за проблему создало нам правительство, в котором каждый министр напрямую и лично отвечает за свою сферу, а премьер консолидирует усилия министров, не являясь их начальником? Какую проблему мы хотим решить? Мне довольно трудно понять реформу, у которой нет никакой цели.

- Если говорить о президентской должности, вы скорее нацелены на полумарафон или на марафон, то есть на второй срок?

- Я работаю так хорошо, как могу, и опираюсь в своей работе на большую поддержку парламента. Мне кажется, за эти два года у меня возникли достаточно доверительные отношения с жителями Эстонии. Оставшиеся три года я буду делать все, что от меня зависит. Оценку мне выставят другие.

- Наше интервью выходит в первый день 2019 года, конечно, очень важного как для Эстонии, Европы, так и для всего мира. Что бы Вы хотели пожелать нашим телезрителям в новом году?

- Я хочу надеяться, что в сложном мире мы все-таки сумеем остаться самими собой – и будем чувствовать, что наша Эстония нас в этом поддерживает, помогает, а не мешает и не препятствует. Я надеюсь, что мы вместе будем идти к более надежной, разумной, социальной, чуткой к проблемам людей Эстонии. Я верю, что мы уже на этом пути, – и надеюсь, что начавшийся год сыграет важную роль в этом процессе.

Спасибо телезрителям. И еще раз – с Новым годом!



Последние
Граждане РФ назвали союзников и врагов России 16.06.19   24 /
Скончался ветеран Великой Отечественной войны Владимир Петров 16.06.19   42 /
Выбран новый руководитель Международной федерации журналистов (IFJ) 15.06.19   41 /
В Финляндии начали искоренять шиповник, в Эстонии только планируют 15.06.19   44 /
Президент Кальюлайд не утвердила право Сил обороны Эстонии на тайную слежку 15.06.19   11 /

Реклама
Лучшее за неделю
Арнольд Рюйтель: не жившие в советское время не осознают рисков федерализации ЕС 10.06.19   206 /
США выдвинули Турции ультиматум: Русские С-400 или наши F-35 10.06.19   164 /
Русский мир или чего стоит империя 13.06.19   152 /
О чём не напишет Sputnik Eesti: окружной суд смягчил приговор члену Координационного совета Андрею Красноглазову 11.06.19   140 /
Новый подход британского спецназа к России: военные операции против России в странах Балтии 14.06.19   49 /

Общество и политика
Граждане РФ назвали союзников и врагов России 16.06.19   24 /
Скончался ветеран Великой Отечественной войны Владимир Петров 16.06.19   42 /
Выбран новый руководитель Международной федерации журналистов (IFJ) 15.06.19   41 /
Из жизни
В псковском доме престарелых освятили стиральные машины 18.04.18   3065 /
Роскомнадзор приготовился заблокировать Facebook до конца 2018 года 18.04.18   3151 /
Питерское СИЗО: Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту 18.04.18   3510 /
Культура
Артур Конан Дойль. 10 фактов о писателе, враче, журналисте и его героях 23.05.19   568 /
Комитет по реставрации памятника семейству Александра III – хулиган, «охранитель», «казаки»... 20.05.19   724 /
Viva da Vinci! — Франция и Италия отмечают год Возрождения 02.05.19   877 /
Публицистика
Отчёт о проделанной работе: сам создал себе трудности, сам их и преодолеваю, получилось, даже, вполне. 20.05.19   614 /
Протоиерей Игорь Прекуп. Ленточка преткновения 09.05.19   718 /
Бессмертный полк: погубят ли «принципы проведения» наш общенародный порыв? 22.04.19   1009 /
Читательская проза
Литературный конкурс клуба ветеранов МВД 08.01.19   2565 /
Главы из новой книги. О смерти 15.12.18   2692 /
Главы из новой книги. Радио Таллинн 11.11.18   2805 /
Казачьи вести
Этический кодекс пишущего казака 16.02.19   2036 /
Рождение сверхновой: генерал казачества Геннадий Шмырёв 21.11.18   2919 /
Верховному атаману СКВРиЗ Виктору Петровичу Водолацкому «Аксиос!» 18.11.18   2795 /
Соотечественники
13 срановая конференция соотечественников прошла, маэстро урезал марш 19.05.19   676 /
Навстречу 13 срановой конференции. 14. Повторение пройденного: cиндром Туранчокса 03.05.19   897 /
Навстречу 13 срановой конференции. 13. Zooтечественные непотребства повторены не единожды 01.05.19   1030 /
Рецепт дня
Чем дольше пища остается в кишечнике, тем больше в нем 11.03.19   1677 /
Хрюшка в багровых тонах. Новогодний этюд 27.12.18   2664 /
11 правил здорового питания, в которых вас обманули 08.09.16   4274 /