Русское Информационное Поле
На главную
Архив
Общество и политика
Из жизни
Культура
Публицистика
Читательская проза
Соотечественники
Казачьи вести
Интересности
Рецепт дня
В поисках третьего пути: Муссолини, Примо де Ривера, Каддафи.1
Михаил Петров
Источник: ruspol.net
Фото взято из оригинала статьи или из открытых источников


30.05.18
146
Недавно в Риге меня напрягали на статью о воззрениях Муаммара Каддафи на современный парламентаризм и демократию. Однако писать о Каддафи так, словно не было в истории Бенито Муссолини и Хосе Антонию Прима де Ривера нечестно. Заказ внезапно отменили, сославшись на недостаточную философичность темы. Полагаю, что просто убоялись упоминания Муссолини.
 
И раз так, то я бы не стал ничего писать, но в Венеции разговорился с антикваром. В лавке у него не оказалось ни одного артефакта с портретом дуче: «Муссолини – это плохо!» Почему плохо антиквар объяснить не мог. Про «Третий путь» и «Доктрину фашизма» он ничего не слышал. Однако с гордостью признался, что его отец добровольцем воевал в России в составе Итальянского экспедиционного корпуса (C.S.I.R), при этом: «Война – это плохо!»
 
В Местре (близь Венеции) в церкви капуцинов хранится православная икона Божией Матери «Умягчение злых сердец» или Madonna del Don, пользующаяся особым уважением у прихожан и организации альпийских стрелков – отдельный придел в храме и оклад весом в восемь килограммов серебра! Икона была вывезена из России во время войны и сегодня считается, что это не военный трофей, а чудесное обретение. Недавнее паломничество к донской иконе тоже сыграло свою роль: я понял, что Матерь Божия пришла к ним промыслительно – умягчить опалённе войной сердца. Из разговора с монахами я понял, что умягчение злых сердец для них тайна за семью печатями, но икону Madonna del Don любят и ценят.
___________________________________________
 
Итак мы имеем трех революционеров, объединенных общей судьбой: Муссолини вместе с его любовницей Кларой Петаччи партизаны (коммунисты) расстреляли без суда и надругались над их телами, Хосе Антонию Прима де Ривера был расстрелян по приговору «народного суда» Аликанте (фактически по решению коммунистов и анархо-синдикалистов), Муаммар Каддафи был убит «повстанцами», которых подстрекал Госдеп США и президенты накоторых европейских стран, например, должник Каддафи Николя Саркози (Шаркози).
 
Все трое при жизни выказали себя мыслителями, искавшими для своих народов и стран третий путь, отличный от тоталитарной демократии и скомпрометировавших себя тоталитарных измов – коммунизма, большевизма, троцкизма, маоизма, нацизма, и т.д.
 
Хосе Антонио Прима де Ривера так и остался в истории поэтом и мечтателем. Муссолини, которого можно охарактеризовать словами Ленина о Бухарине – великий путаник, свою утопию реализовал частично и, видимо, сам мало чего понимал в придуманной им доктрине фашизма. Муаммар Каддафи построил социалистическую джамахирию, но его восточная утопия очень не понравилась западным демократиям. А ещё всех троих объединяет критическое отношение к соверменной демократии и парламентаризму.
 
И ещё пара важных замечаний. Во-первых, судить об исторических личностях не следует с позиций сегодняшнего дня – они дети своего времени. Это мы имеем некоторое представление о прошлом, а для них будущее, и, в первую очередь, своё было закрыто. Во-вторых, эти заметки без претензий на... (подходящее подставьте сами) и ни в коем случае не пропаганда итальянского фашизма. Пропаганда утопий не имеет смысла, а иначе надо запретить Платона и Томаса Мора вкупе с Марксом и его манифестом. Мне же просто хочется нарушить табу.
 
Третий путь
 
Термин фашизм безвозвратно скомпрометирован союзничеством Италии с нацистской Германией. Между фашизмом и нацизмом поставлен жирный знак равнства, но в реальности между двумя идеологиями неизмеримо больше различий чем сходства. Национальные фашизмы, например, русский или украинский не имеют никакого отношения к классическому итальянскому фашизму и являются национальными разновидностями германского нацизма, разумеется, с учётом того, что национал-социализм при Гитлере вообще не рассматривался в качестве экспортного товара.
 
Известно замечание Муссолини в ответ на вопрос немецкого журналиста еврейского происхождения Эмиля Людвига о его отношении к теории расового превосходства:
 
«Раса! Это чувство, а не действительность: на девяносто пять процентов, по крайней мере, — это чувство. Ничто никогда не заставит меня поверить, что сегодня существуют биологически чистые расы. Достаточно забавно, что ни один из тех, кто провозгласил «величие» тевтонской расы, не был германцем. Гобино был француз, Хьюстон Чемберлен — англичанин, Вольтман — еврей, Лапуж — француз».
 
И тем не менее: 19 апреля 1937 года декрет о запрете смешения с эфиопами, 30 декабря 1937 года — декрет о запрете смешения с арабами, 5 сентября 1938 года — декрет об ограничении прав евреев. Прав, и не более того! От тех времён в итальянском обиходе остался фразеологизм, объясняющий любые нелогичные поступки кого угодно: perche e ebreo – потому что еврей.
 
В начале политической карьеры Муссолини социалист и атеист (антиклерикал), в расцвете – набожный католик или не очень набожный. Однако именно последнее обстоятельство оказало сильное влияние на доктрину фашизма:
 
«В фашистском государстве религия рассматривается, как одно из наиболее глубоких проявлений духа, поэтому она не только почитается, но пользуется защитой и покровительством. Фашистское государство не создало своего "Бога", как это сделал Робеспьер в момент крайнего бреда Конвента; оно не стремится тщетно, подобно большевизму, искоренить религию из народных душ. Фашизм чтит Бога аскетов, святых, героев, а также Бога, как его созерцает и к нему взывает наивное и примитивное сердце народа».
 
«Фашизм – концепция религиозная; в ней человек рассматривается в его имманентном отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида делает его сознательным участником духовного общения».
 
Вера могущественнее знания: фашист не верит в возможность счастья на земле, фашизм не верит в возможность и в пользу постоянного мира, поэтому он отвергает пацифизм, прикрывающий отказ от борьбы и боязнь жертвы, фашизм верит в святость и героизм, т.е. в действия, в которых отсутствует всякий – отдаленный или близкий – экономический мотив. Отрицание философии Маркса в той или иной форме встречается в доктрине фашизма неоднократно:
 
«Отринув исторический материализм, (...) фашизм отрицает постоянную и неизбежную классовую борьбу, естественное порождение подобного экономического понимания истории, и прежде всего он отрицает, что классовая борьба является преобладающим элементом социальных изменений».
 
А дальше начинаяется великая путаница. Утверждается, например, что как всякая цельная политическая концепция, фашизм есть одновременно (?) действие и мысль, действие, которому присуща доктрина, и доктрина, которая, возникнув на основе данной системы исторических сил, включается в последнюю и затем действует качестве внутренней силы:
 
«Поэтому эта концепция имеет форму, соответствующую обстоятельствам места и времени, но вместе с тем обладает идейным содержанием, возвышающим ее до значения истины в истории высшей мысли».
 
Утверждается также, что фашизм невозможно понять во многих его практических проявлениях, если не рассматривать его в свете общего понимания жизни, то есть понимания духовного:
 
«Мир для фашизма есть мир не только материальный, манифестирующий себя лишь внешне, в котором человек, являющийся независимым индивидом, отдельным от всех других, руководится естественным законом, инстинктивно влекущим его к эгоистической жизни и минутному наслаждению. Для фашизма человек – это индивид, единый с нацией, Отечеством, подчиняющийся моральному закону, связующему индивидов через традицию, историческую миссию и парализующему жизненный инстинкт, ограниченный кругом мимолетного наслаждения, чтобы в сознании долга создать высшую жизнь, свободную от границ времени и пространства. В этой жизни индивид путем самоотрицания, жертвы частными интересами, даже подвигом смерти осуществляет чисто духовное бытие, в чем и заключается его человеческая ценность».
 
Любопытно, что для Муссолини, отрицающего демократию, государство становится причиной нации и гарантом личной свободы индивида:
 
«Не существует понятия государства, которое, в основе, не было бы понятием жизни».
 
«Отсюда высокая оценка культуры во всех ее формах (искусство, религия, наука) и величайшее значение воспитания. Отсюда же основная ценность труда, которым человек побеждает природу и создает собственный мир (экономический, политический, моральный, интеллектуальный)».
 
«Поэтому фашист представляет себе жизнь серьезной, суровой, религиозной, полностью включенной в мир моральных и духовных сил. Фашист презирает "удобную жизнь"».
 
«Вне истории человек – ничто. Поэтому фашизм выступает против всех индивидуалистических на материалистической базе абстракций XIX века; он против всех утопий и якобинских новшеств».
 
«Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании».
 
Таким образом фашизм против классического либерализма, который отрицает государство в интересах отдельного индивида, фашизм утверждает государство как истинную реальность индивида:
 
«Если свобода должна быть неотъемлемым свойством реального человека, а не абстрактной марионетки, как его представлял себе индивидуалистический либерализм, то фашизм – за свободу. Он – за единственную свободу, которая может быть серьезным фактом, именно – за свободу государства и свободу индивида в государстве. И это потому, что для фашиста все в государстве и ничто человеческое или духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства. В этом смысле фашизм тоталитарен и фашистское государство, как синтез и единство всех ценностей, истолковывает и развивает всю народную жизнь, а также усиливает ее ритм».
 
Согласно доктрине вне государства нет индивида, как нет и групп (политических партий, обществ, профсоюзов, классов), поэтому фашизм против социализма, который историческое развитие сводит к борьбе классов. Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию, мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть. Человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения. Это верно как для отдельного человека, так и для нации и для человечества вообще:
 
«Фашизм – концепция историческая, в которой человек рассматривается исключительно как активный участник духовного процесса в семейной и социальной группе, в нации и в истории, где сотрудничают все нации. Отсюда – огромное значение традиции в воспоминаниях, языке, обычаях, правилах социальной жизни».
 
Фашизм против демократии, приравнивающей народ к большинству, и снижающей его до уровня многих, но при этом он сам является настоящей формой демократии, если народ понимать качественно, а не количественно:
 
«Нация не есть раса или определенная географическая местность, но длящаяся в истории группа, то есть множество, объединенное одной идеей, каковая есть воля к существованию и господству, то есть самосознание, следовательно, и личность. (...) Эта высшая личность есть нация, поскольку она является государством. Фашистское государство, высшая и самая мощная форма личности, есть сила, но сила духовная».
 
Согласно Муссолини, не нация создает государство, а государство создает нацию, давая эффективное существование народу, при условии осознания собственного морального единства. Отсюда право нации на независимость, которое проистекает из действующей политической воли, способной доказать свое право. Таким образом государство как универсальная этическая воля, является творцом права, творение происходит перманентно:
 
«Остановка в развитии есть смерть. Поэтому государство есть не только правящая власть, дающая индивидуальным волям форму закона и создающая ценность духовной жизни, оно есть также сила, осуществляющая вовне свою волю и заставляющая признавать и уважать себя, то есть фактически доказывающая свою универсальность во всех необходимых проявлениях своего развития. Отсюда – организация и экспансия, хотя бы в возможности. Таким образом, государственная воля уравнивается по природе с человеческой волей, не знающей в своем развитии пределов и доказывающей своим осуществлением собственную бесконечность».
 
Муссолини видит в фашизме законодателя и создателя учреждений, воспитателя и двигатель духовной жизни. Фашизм стремится переделать не форму человеческой жизни, но ее содержание, самого человека, характер, веру, отсюда стремление к дисциплине и властвующему авторитету, поэтому его эмблема – ликторская связка, – символ единения, силы и справедливости:
 
«Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу так называемого научного социализма Маркса, доктрины исторического материализма, согласно которой история человеческой цивилизации объясняется исключительно борьбой интересов различных социальных групп и изменениями средств и орудий производства. (...) Фашизм отрицает возможность материалистического понимания "счастья" (...) т.е. он отрицает равенство "благосостояние – счастье", что превратило бы людей в скотов, думающих об одном: быть довольными и насыщенными, то есть ограниченными простой и чисто растительной жизнью».
 
Фашизм Муссолини борется одновременно со всем комплексом демократических идеологий. Он отрицает, что число – просто как таковое – может управлять человеческим обществом, он отрицает, что это число посредством периодических консультаций вообще может править. Фашизм утверждает неизбежность благотворного и благодетельного неравенства: всеобщее голосование не является способом уравнивания людей.
 
«Можно определить демократические режимы тем, что при них время от времени народу дается иллюзия собственного суверенитета, между тем как действительный, настоящий суверенитет покоится на других силах, часто безответственных и тайных. Демократия - это режим без короля, но с весьма многочисленными, часто более абсолютными, тираническими и разорительными королями, чем единственный король, даже если он и тиран».
 
Согласно доктрине фашизм находится в безусловной оппозиции по отношению к либеральным доктринам и не желает отодвигать мир ко времени до Великой французской революции 1789 года, который считается началом демо-либерального века:
 
«Фашизм не пятится назад. (...) Нет возврата к прошлому! Фашистская доктрина не избирала своим пророком де Местра. Монархический абсолютизм отжил свое, и также, пожалуй всякая теократия».
 
Основатель политического консерватизма граф де Местр, вероятно, в гробу перевернулся, когда узнал, что поход на Рим, предпринятый чернорубашечниками, сделал вопрос о политической форме государства не существенным. Фашизм преодолел противопоставление «монархия – республика» и показал, что республики, по существу, бывают реакционные и абсолютистские , равно как и монархии, которые не чураются смелых политических и социальных опытов. Откровенный реверанс дуче в сторону безвластного короля Виктора Эммануила третьего, как бы опровергающий само определение монархии.
 
Любопытно, что при разоблачении демократии Муссолини ссылается на авторитет историка и философа Эрнста Ренана, имевшего при жизни «предфашистские просветы». Согласно Ренану, желать разума непосредственно для народа и через народ – это химера, потому что для существования разума нет необходимости, чтобы он был общим достоянием. Принцип существования общества, функционирующего только для благополучия и свободы индивидов, его составляющих, не согласуется с планами природы, в которых имеет значение только вид, а индивид приносится в жертву. Ренан опасается, что последним словом демократии станет такое социальное общество, в котором выродившаяся масса будет предаваться самым гнусным наслаждениям грубого человека. Исходя из этого, Муссолини определяет фашизм как организованную, централизованную и авторитарную демократию:
 
«Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности и миф счастья и неограниченного прогресса».
 
Вместе с демократией и социализмом фашизм Муссолини отрицает и либерализм. Из обломков трёх измов фашизм извлекает ценные и жизненные элементы. Сохраняя завоевания истории и отвергая все остальное, фашизм формирует понятие доктрины, годной для всех времен и народов (!). Муссолини указывает на принципиальную разницу:
 
«Кто говорит "либерализм", говорит "индивид"; кто говорит "фашизм", тот говорит "государство"».
 
Доктрина предполагает, что фашистское государство единственно является оригинальным творением, из чего следует, что оно является революционным, поскольку предвосхищает решение определенных универсальных проблем, поставленных во всех областях: в политической сфере – раздроблением партий, самоуправством парламента, безответственностью законодательных собраний; в экономической сфере – все более обширной и мощной профсоюзной деятельностью в рабочем и в промышленном секторах; в области моральной – необходимостью порядка, дисциплины, повиновения моральным заповедям Отечества:
 
«Фашистское понятие о власти не имеет ничего общего с полицейским государством. Партия, управляющая тоталитарно нацией, – факт новый в истории. Всякие соотношения и сопоставления невозможны. (...) Фашизм желает сильного, органичного и в то же время опирающегося на широкую народную базу государства. (...) Государство, опирающееся на миллионы индивидов, которые его признают, чувствуют, готовы ему служить, не может быть тираническим государством средневекового владыки».
 
Любопытно, что Германия и СССР как раз два примера государств, тоталитарно управляющихся одной партией. Однако Муссолини это ничуть не смущает – фашистское государство берёт у них самое ценное и жизненное.
 
Доктрина наследует римскую традицию силы, согласно которой фашистское государство есть воля к власти и господству. Воля к власти – Der Wille zur Mach, считающееся стержнем философии Фридриха Нитцше. Книга была издана посмертно сестрой философа и представляет собой относительно структурирированный массив разрозненных заметок. В доктрине фашизма, особенно в самых её запутанных местах, прослеживается влияние не переваренного и не усвоенного Der Wille zur Mach. Между тем понято и переварено представление об империи, главной функцией которого является экспансия, империя существует до тех пор пока сохраняется возможность расширения, если не территориального, то экономического и политического, пусть и в потенциале:
 
«В фашистской доктрине империя является не только территориальным, военным или торговым институтом, но также духовным и моральным. Можно мыслить империю, то есть нацию, управляющую прямо или косвенно другими нациями, без необходимости завоевания даже одного километра территории. Для фашизма стремление к империи, то есть к национальному распространению является жизненным проявлением; обратное, "сидение дома", есть признаки упадка. Народы, возвышающиеся и возрождающиеся, являются империалистами; умирающие народы отказываются от всяких претензий».
 
Могущество империи зависит от дисциплины, координации сил, чувства долга и жертвенности. Отсюда ориентация фашистского государства на необходимую суровость в отношении тех, кто противодействует фатальному движению Италии.
 
«Никогда подобно настоящему моменту, – отмечает Муссолини, – народы не жаждали так авторитета, ориентации, порядка. Если каждый век имеет свою доктрину жизни, то из тысячи признаков явствует, что доктрина настоящего века есть фашизм. Что это живая доктрина, очевидно из того факта, что она возбуждает веру; что вера эта охватывает души, доказывает факт, что фашизм имел своих героев, своих мучеников. Отныне фашизм обладает универсальностью тех доктрин, которые в своем осуществлении представляют этап в истории человеческого духа.
____________________
 
Если суммировать теорию, – о практике фашизма пока нет речи, – то мы получаем следующее. Фашистское государство (империя) является абсолютом, причиной существования нации и свободного индивида. Поскольку фашист не верит в то, что благосостояние и есть счастье, то его предназначение жертвенность – обязанность геройски сражаться на войне и умереть за интересы государства, за необходимость экспансии:
 
«В фашистском государстве индивид не уничтожен, но скорее усилен в своем значении, как солдат в строю не умален, а усилен числом своих товарищей».
______________________
 
Salve o popolo d'eroi
Salve o patria immortale.
 
Славьтесь народные герои, славься бессмертное отечество – такими словами начинается фашистский гимн Сальваторе Готта «Giovinezza» (1939). Не правда ли, как это напоминает на уровне плагитата современное: «Слава Украине! Слава героям!» Впрочем и в российском гимне мы тоже находим нечто подобное:
 
Славься, Отечество наш свободное,
Братских народов союз вековой...
 
 

Последние
PINK DETAILS 21.06.18   76 /
CUBAN VIBES 15.06.18   114 /
День России здесь и там 12.06.18   114 /
Подловил момент. Что стоит за этой фотографией на саммите "Большой семерки"? 11.06.18   69 /
Вандалы разрушают стенды со спасательными средствами на пляжах в Ида-Вирумаа 11.06.18   48 /

Реклама
Лучшее за неделю

Общество и политика
День России здесь и там 12.06.18   114 /
Подловил момент. Что стоит за этой фотографией на саммите "Большой семерки"? 11.06.18   69 /
Вандалы разрушают стенды со спасательными средствами на пляжах в Ида-Вирумаа 11.06.18   48 /
Из жизни
В псковском доме престарелых освятили стиральные машины 19.04.18   167 /
Роскомнадзор приготовился заблокировать Facebook до конца 2018 года 19.04.18   186 /
Питерское СИЗО: Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту 18.04.18   376 /
Культура
В замке Турку открылась выставка орденов и медалей, врученных президенту Мауно Койвисто 26.04.18   222 /
Музыка перестала объединять молодежь как раньше - последней массовой субкультурой были эмо 25.04.18   132 /
Как прошлое Китая сказывается на его настоящем и будущем. Пять примеров 22.04.18   141 /
Публицистика
Олег Самородний. Илляшевич обещает написать вызывающую удивление книгу об эстонском православии 20.04.18   239 /
Химическое оружие и подозрительные бомбардировки 19.04.18   144 /
Chemical arms and suspected bombardments 19.04.18   153 /
Читательская проза
Юрьев, мирные переговоры, январь 1920 года. 02.02.18   433 /
У Лукоморья 03.11.17   528 /
Юрьев, мирные переговоры, январь 1920 года. 02.02.16   2157 /
Казачьи вести
Preparazione per la glorificazione dell'icona Madonna del Don 12.05.18   127 /
Подготовка к прославлению донской иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец» 12.05.18   103 /
Поддержим редких обитателей Крыма 24.04.18   147 /
Соотечественники
Спецсовещане при видном члене Корнилове как образец введения в блудняк 04.05.18   204 /
Михаил Петров, соотечественник. Повинная маргинала. 15.04.18   199 /
Конференция соотечественников закончилась. Забудьте, что она была 13.04.18   386 /
Рецепт дня
11 правил здорового питания, в которых вас обманули 08.09.16   1346 /
Суп из пива по рецепту Елены Молоховец 13.09.15   2236 /